Ольга Бойко (pravoslavnaa) wrote,
Ольга Бойко
pravoslavnaa

Categories:

ЦАРЬ И ЦАРСТВО В МИРОВОЙ ПОЭЗИИ

ЦАРЬ И ЦАРСТВО В МИРОВОЙ ПОЭЗИИ

Александр Третий

Автор: Борис Садовской. Предисловие Наталии Ганиной

Наша Эпоха

     Повесть Бориса Садовского (Садовского; 1881 - 1952) «Александр Третий» - уникальное явление в русской литературе. Поразительны сами обстоятельства ее создания и личность автора. Повесть была окончена в Москве в 1930 году, когда не только имя и эпоха Александра III казались навсегда забытыми, но и за хранение царских портретов отправляли в ссылку. «Александр Третий» создавался буквально среди «отеческих гробов», ибо автор, поэт Борис Садовской, жил в квартире, устроенной в одной из келий тогда закрытого Новодевичьего монастыря. Поэт жил затворником, так как с 1916 г. был парализован и не мог ходить (последствия перенесенного в 1903 г. сифилиса).

    Тяжкий удар судьбы привел его, нижегородского дворянина и петербургского литератора, к горячей вере во Христа Спасителя. Обращение не было случайным, ибо даже в тогдашней богемной среде поэт, открыто говоривший о своем монархизме и консерватизме, слыл «реакционером». Если же смотреть глубже, Борис Садовской восстановил предназначение своего рода, ибо отец его происходил из духовного сословия.

    Послереволюционная (с начала двадцатых годов) жизнь в Новодевичьем стала затвором в полном смысле слова: Садовской посвятил себя молитве, богомыслию и поэтическому труду. Тяготы быта помогала нести жена. Стихи и проза Садовского создавались исключительно по внутренней необходимости, в полной творческой свободе и ответственности перед Богом. Для печати они не были предназначены. И подобно пушкинскому Пимену, Садовской мог сказать: «Минувшее проходит предо мною...»

    Этот «человек не от мира сего», нищий и внешне лишенный всякого места в жизни, был одним из тех, кому Марина Цветаева доверила часть своего архива в 1941 г., и единственным, кто сохранил всё доверенное.

    На первый взгляд разные во всем, эти поэты были одноприродны в главном:

«Уединение: уйди

В себя, как прадеды - в феоды.

Уединение: в груди

Ищи и находи свободу...

Кто победил на площади -

Про то не думай и не ведай.

В уединении груди -

Справляй и погребай победу...»[i]

    Бог хранил его. В 1941 г. Б. Садовской по наивности вступил в «тайную монархическую организацию "Престол"», якобы готовившую смену власти при входе немцев в Москву. Но на самом деле это было провокацией НКВД в рамках масштабной разведывательной и контрразведывательной операции «Монастырь». Вспоминая осень 1941 г. в Москве,  мобилизацию, эвакуацию, панику, лавины вещей и документов из кузова грузовиков, бомбежки и немецких мотоциклистов у моста через канал имени Москвы - что сказать о правомерности или неправомерности действий НКВД и Садовского? (Только одно: что провокация - всегда подлость). И чего, казалось бы, ждать, как не ареста и гибели? Но репрессии чудесным образом миновали поэта. Он мирно скончался 5 марта 1952 г., ровно за год до смерти Сталина.

boris_sadovskiy.jpg      Однако уникальность произведения «Александр Третий» имеет и другую, сущностную сторону. Прежде всего, сам стиль повести резко отличается от всей современной Садовскому прозы, старой русской и новой советской. Когда читаешь это впервые, кажется, что так не писал никто (что на самом деле верно). Но если думать об истоках этой «головокружительной краткости» (слова Анны Ахматовой о Пушкине), то, с одной стороны, действительно следует вспомнить прозу Пушкина, с другой - не забыть Бориса Пильняка. С особой оговоркой: «Александр Третий» - не проза, а поэма в прозе.

    Поэма в прозе, а еще - исторический труд в образах, а еще - публицистика в поэзии (Садовской влил в эти строки столько тонкого антилиберального яда, сколько у всего Розанова не соберешь). А еще - гимн великому Государю и Его России. Гимн, написанный кровью сердца, ибо это - надгробное рыдание. И, объединяя всё сказанное: музыка. Симфония с темами, лейтмотивами, с голосами разных инструментов - и с паузами разного интервала, которыми прослоен текст. Паузы от секунды до вечности. И сами звуки доносятся как с того света. Да так и есть.

    Потому запечатление этих звуков требует всех средств. По строю это вещь музыкальная, а по осуществлению - зрительная, живописная (иногда - графическая, вплоть до шаржа). И уже кинематографическая, заключающая в себе виртуозную «раскадровку», хотя Садовской вряд ли интересовался кино.

    И конечно же, по широте обзора и охвата событий и лиц это не повесть, а роман. Но уместнее всего будет окончательно установить: поэма в прозе.

    Так об Александре Третьем не написал никто - ни при жизни Государя, ни после кончины. Более того: со времен Ломоносова и Державина, со времен «Медного всадника», «Клеветникам России», со времен тютчевского «Сын Царский умирает в Ницце...» так о Царях не писал никто. Садовской и здесь восстановил прерванную традицию, и это - традиция оды. Каким чудом могло это явиться после Чехова и Надсона? Но задумаемся: так явилась вся «молодая» русская поэзия. И не зря Борис Садовской братски сохранил написанное рукою Марины Цветаевой.

    Эта ода Государю Императору Александру Александровичу  воплощена с таким изяществом, что иначе как «Гранат», «Аметист», «Сапфир», «Хрисолит» эти главы и не могут называться. Драгоценные камни - по двенадцати месяцам года, Царского года? или уже по двенадцати часам истекающего Царского дня России? И само заглавие «Александр Третий» не таит ли в себе александрит, двоякий самоцвет, с царственным пурпуром и зеленью лавра, с «зеленым утром и кровавым вечером» (Лесков), парадно названный в честь  Наследника Цесаревича Александра Николаевича, но уже несший в себе кровавый отлив 1 марта?    

    Деталь, достойная Садовского: александрит был открыт в 1834 г. в Екатеринбурге.   

    Ода. Самоцветы. Алмазной крепости формулы: эпохи, истории, России. «Все эти дни стоит жестокий мороз». - «Пей, ребята: Хозяин добрый!» Алмазным резцом по надгробной плите, по сердцу: «Ясный, как зеркало, месяц сияет над Москвой; студенты безпутно справляют веселый вечер Татьяны».             

   И заключающие каждую главу цитаты из Священного Писания, из старца Филофея или из русского национального гимна - как парадные арки Царского въезда, как надписи над дверями церквей. И недаром замыкают это торжественное и скорбное шествие слова: Да будет воля Твоя.
 

                                                                                                              Наталия ГАНИНА
http://www.nashaepoha.ru/?page=obj36274&lang=1&id=1061

Tags: Романовы
Subscribe

Posts from This Journal “Романовы” Tag

promo pravoslavnaa january 1, 2017 17:27 3
Buy for 20 tokens
Начало XXI века совпало со знаменательной датой 2000-летия Рождества Христова. Мы современники, которым посчастливилось стать свидетелями такого знаменательного рубежа веков и многих юбилеев, в первую очередь 300-летие основания нашего города. Незаметно летит время, в ушедшем году мы уже отметили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments