Ольга Бойко (pravoslavnaa) wrote,
Ольга Бойко
pravoslavnaa

Category:

«МАРТОВСКИЕ ИДЫ» СЕМНАДЦАТОГО ГОДА Автор: Сергей ФОМИН

2 МАРТА.
Петроград


Утром после выступления в Таврическом дворце Милюкова было созвано специальное заседание исполкома совета, собравшиеся приступили с вопросами к А.Ф. КЕРЕНСКОМУ.
«Вопрос о регентстве, – вспоминал он впоследствии, – ни в малейшей степени не волновал меня, однако внушить другим мою уверенность в неосуществимости этого плана было крайне трудно, а потому в это дело попытался вмешаться исполнительный комитет. Он вознамерился послать к Царю своих делегатов, а в случае неудачи – помешать воспользоваться поездом нашим делегатам. Однако тут они не преуспели, и приблизительно в 4 часа дня делегация временного комитета Думы в составе Гучкова и Шульгина отбыла в Псков с целью потребовать отречения Царя».
Угроза исполкома совета не была пустой (достаточно вспомнить безуспешные попытки председателя Думы М.В. Родзянко выехать поездом на встречу с Государем 1 марта).
«Сегодня утром, – приводил в своих мемуарах слова Михаила Владимiровича В.В. Шульгин, – я должен был ехать в Ставку для свидания с Государем Императором, доложить Его Величеству, что, может быть, единственный исход – отречение... Но эти мерзавцы узнали... и, когда я собирался ехать, сообщили мне, что им дано приказание не выпускать поезда... Не пустят поезда! Ну, как вам это нравится? Они заявили, что одного меня они не пустят, а что должен ехать со мной Чхеидзе и еще какие-то... Ну, слуга покорный, – я с ними к Государю не поеду... Чхеидзе должен был сопровождать батальон “революционных солдат”. Что они там учинили бы?.. Я с этим скотом...»

idy_04.jpg

Михаил Владимiрович Родзянко (1859–1924) – действительный статский советник, председатель IV Государственной Думы, председатель самозванного Временного комитета государственной думы, возглавившего революционное движение в дни февральской смуты 1917 г. Масон.

Попытка (хотя по каким-то причинам и безуспешная) обойти это препятствие (Исполком Совета) зафиксирована современниками событий.

«В первые же дни революции, – читаем в воспоминаниях Князя Гавриила Константиновича, – у меня был отнят автомобиль. Он оказался у военного министра временного правительства Гучкова, и он даже на нем поехал в Псков, к Государю, чтобы потребовать его отречения. Дороги, впрочем, оказались столь плохи, что ему пришлось вернуться и ехать поездом».
Возможно, именно какими-то консультациями с исполкомовцами (и соглашениями в результате их), в чем впоследствии не хотелось признаваться ни тем, ни другим, объясняется опоздание эмиссаров временщиков в Псков.
«Делегаты Государственной думы – Гучков и Шульгин, – пишет в своих воспоминаниях Дворцовый комендант В.Н. Воейков, – опоздали и вместо 4-5 час. дня прибыли лишь в 9 1/2 ч. вечера».

Поезд Петроград-Псков

С Варшавского вокзала Петрограда поезд отошел в 14 часов 57 минут.
Поразительна «забывчивость» Шульгина, писавшего в своих воспоминаниях: «Чуть серело, когда мы подъехали к вокзалу». При том, что по горячим следам событий, сразу же по возвращении в Петроград в газете «Речь» (3.3.1917) он сообщает совершенно верно: «Мы выехали 2-го марта, в 3 часа дня...» (Это, кстати говоря, не единственная несообразность в этих двух текстах одного и того же человека. И, заметим, далеко не случайная.)
Генерал В.Н. Воейков, между тем, продолжает: «Оба прибывшие к Его Величеству представителя народа производили впечатление людей не мытых, не бритых, были они в грязном крахмальном белье. Можно было предполагать, что они своею неопрятностью старались понравиться делегатам петроградского совета солдатских и рабочих депутатов, командированным для их сопровождения и за все время поездки их ни на шаг не покидавшим до самого момента входа в Императорский поезд.
Во время приема Государем депутатов – Гучкова и Шульгина – сопровождавшие их делегаты петроградского совета солдатских и рабочих (как их называли “собачьих”) депутатов занимались раздачей на вокзале всевозможных революционных листовок и вели с публикою возбуждающие беседы. [...]

idy_05.jpg

Свиты Его Императорского Величества генерал-майор Владимiр Николаевич Воейков (1868–1947). Командир Лейб-Гвардии Гусарского полка, последний (с 24 декабря 1913 г.) Дворцовый комендант. В эмиграции в Финляндии. Жил у родственников супруги (урожденной графини Фредерикс) на даче доктора Боткина в Терийоках. Скончался в Швеции.

О том, что такое представляли из себя в данный момент Гучков и Шульгин, я получил понятие благодаря одному, хотя и мелкому, но много говорящему факту: сопровождал их в салон-вагоне северо-западных железных дорог тот самый проводник, с которым я постоянно ездил вне путешествий в Императорском поезде. Этот проводник пришел ко мне в купе и принес от жены письмо, за которым в Петрограде сходил по собственной инициативе.
Не без волнения он мне рассказал, что во время путешествия все, решительно, распоряжения и приказания исходили от делегатов совета рабочих и солдатских депутатов, которые совершенно не считались с Шульгиным и Гучковым. На остановках эти представители совета расхаживали по вокзалам и платформам, раздавая встречным прокламации, а также приказ № 1».
Это последнее обстоятельство подтверждал и флигель-адъютант ЕИВ полковник А.А. Мордвинов: «Вспоминаю, как кто-то вошел и сказал, что с поезда, в котором прибыли Гучков и Шульгин, разбрасываются прокламации…»

idy_06.jpg

Император Николай II во время одной из поездок в прифронтовую полосу. Справа от Государя полковник А.А. Мордвинов

Флигель-адъютант Его Императорского Величества (с 1913 г.) полковник Анатолий Александрович Мордвинов (1870–1940). В эмиграции в Германии. Скончался и похоронен на кладбище баварского города Оберстдорф.

Загадочные совдеповцы упоминаются также и в статье В.В. Шульгина, опубликованной сразу после поездки в Псков («Речь». 3.3.1917): «Высшие служащие дороги оказали нам полное содействие. Поезд был немедленно составлен и было отдано распоряжение, чтобы он следовал с предельной скоростью. К нам в вагон сели два инженера и мы поехали».

idy_07.jpg

Псковский вокзал. Дореволюционная открытка

Возможно о них же пишет и генерал-майор Д.Н. Дубенский, вспоминая прибытие в Псков Гучкова и Шульгина: «Из ярко освещенного вагона салона выскочили два солдата с красными бантами и винтовками и стали по бокам входной лестницы вагона. По-видимому, это были не солдаты, а вероятно рабочие в солдатской форме, так неумело они держали ружья, отдавая честь “депутатам”, так не похожи были также на молодых солдат».
Чего после этого стоят слова члена Исполкома Петроградского Совета Н.Н. Суханова (Гиммера): «Спрашивается, от чьего имени была организована поездка в Псков Гучкова и Шульгина? Если от имени Временного комитета государственной думы, то известно ли было о ней его членам Керенскому и Чхеидзе? Если им было об этом известно, то почему не было доведено до сведения исполнительного комитета?»
Подобные передергивания и умолчания стали общим местом коммунистической и даже постсоветской историографии…

idy_08.jpg

В салон-вагоне Царского поезда. Псков. 2 марта 1917 г.

На рисунке изображены: министр Императорского Двора граф В.Б. Фредерикс, главнокомандующий армиями Северного фронта генерал-адъютант Н.В. Рузский, депутаты Государственной думы В.В.Шульгин и А.И. Гучков, начальник Военно-походной канцелярии при Императорской Главной квартире флигель-адъютант генерал-майор К.А. Нарышкин.http://www.nashaepoha.ru/?page=obj19586&lang=1&id=6636

Tags: Царь Николай Второй
Subscribe

Posts from This Journal “Царь Николай Второй” Tag

promo pravoslavnaa january 1, 2017 17:27 3
Buy for 20 tokens
Начало XXI века совпало со знаменательной датой 2000-летия Рождества Христова. Мы современники, которым посчастливилось стать свидетелями такого знаменательного рубежа веков и многих юбилеев, в первую очередь 300-летие основания нашего города. Незаметно летит время, в ушедшем году мы уже отметили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments