October 23rd, 2016

Винтаж

400 ЛЕТ ДОМА РОМАНОВЫХ. Презентация опубликованных воспоминаний баронессы Софьи Буксгевден «Жизнь и

20 февраля 2013
17 февраля 2013 года в актовом зале храма святой мученицы Татианы прошло первое мероприятие из цикла "400 лет Дома Романовых"- презентация впервые полностью опубликованных в России воспоминаний баронессы Софьи Буксгевден «Жизнь и трагедия Александры Федоровны, императрицы России»

В статье использованы уникальные фотографии, предоставленные одним из авторов-составителей издания Кириллом Протопоповым

Collapse )


http://old.st-tatiana.ru/text/2063590.html
promo pravoslavnaa january 1, 2017 17:27 3
Buy for 20 tokens
Начало XXI века совпало со знаменательной датой 2000-летия Рождества Христова. Мы современники, которым посчастливилось стать свидетелями такого знаменательного рубежа веков и многих юбилеев, в первую очередь 300-летие основания нашего города. Незаметно летит время, в ушедшем году мы уже отметили…
Винтаж

Романовы и их домашние животные

Романовы и их домашние животные

alnr joy i voejkov1915 (562x700, 53Kb)alnr joy1 (500x366, 38Kb)

Алексей Николаевич с Воейковым В.Н                         на фото: слева П.Жильяр и неустановленные лица, справа Алексей с Джоем

и Джоем 1915

alnr JOY2 (157x249, 35Kb)alnr joy5r (500x669, 61Kb)

                                             Алексей с Джоем и котом

alnr joy7 (398x439, 76Kb)alnr joy044 (334x600, 46Kb)

Алексей и Джой 1914 г.

alnr joy45 (230x318, 24Kb)alnr joy55 (604x408, 77Kb)

                                                                          Алексей и Джой

alnr joy58 (700x677, 299Kb)alnr joy105 (400x442, 47Kb)

Collapse )



alnr joy125 (433x617, 65Kb)alnr joy160.jpg (392x700, 45Kb)

                                                        Алексей и Джой



alnr joy334 (565x700, 85Kb)

20.
alnr joy1909-3 (377x315, 58Kb)alnr joy1912-1 (251x450, 30Kb)

alnr -joy (179x267, 46Kb)alnr joy1917-0 (700x615, 275Kb)

                                      Алексей и Джой ок.1917г.

Alix Scottie dog1900name Era. (680x673, 606Kb)

Александра Федоровна и Эра фото ок 1900г.                                                  


alnr derevenko35 (691x700, 50Kb)alnr derevenko1908 (567x385, 27Kb)

Алексей с боцманом Деревенько 1908

3.
niki 27 may 1888 (700x593, 161Kb)

niki 1876_dagmar_and_three_chilr (479x700, 57Kb)

niki i alix _15 (630x460, 83Kb)

niki-09 (581x699, 67Kb)

Collapse )



sisters1915st_5 (600x456, 31Kb)

Императрица с дочерьми Марией, Татьяной, Ольгой, Анастасией, самый последний виднеется Джой 1915г.

VASKA (400x423, 41Kb)z maria federov (250x288, 133Kb)

Кот Ольги Васька

z maria federovna1908 (500x535, 86Kb)alnr zs 1909- (443x596, 31Kb)

 Мария Федоровна со своими собачками                                                              Алексей около 1909 г.

alnr-59 (448x393, 59Kb)

alnr papa5 (518x600, 48Kb)

25392_2_CompressedImage (699x700, 114Kb)

Фотография.
1915 г.
Российская империя, частное фотоателье.
Размер изображения: 6 х 6 см.
Размер паспарту: 9,5 х 9,5 см

Исключительная редкость. Уникальная фотография сделана во время пребывания императора Николая II и цесаревича Алексея в действующей армии в октябре-ноябре 1915 г.

На груди императора Николая II можно видеть знак ордена Святого Георгия 4-й степени и французский крест за военные заслуги, учрежденный 9 апреля 1915 г. президентом Р. Пуанкаре. Впоследствии император носил на груди только орден Святого Георгия. На груди цесаревича – солдатская медаль «За храбрость» 4-й степени.
В начале октября 1915 г. император Николай II и цесаревич Алексей Николаевич совершили инспекционную поездку на Юго-Западный фронт. 13 октября 1915 г. император находился в зоне «действенного» огня австрийской артиллерии, на расстоянии 6–7 верст от позиций австро-венгерских войск. В результате ходатайства генерал-адъютанта Н.И. Иванова 17 октября 1915 г. цесаревич Алексей получил медаль «За храбрость» 4-й степени «В память посещения армий Юго-Западного фронта вблизи боевых позиций», а император – 25 октября 1915 г. – орден Святого Георгия 4-й степени.

Великий князь Николай Николаевич (младший) был владельцем первого в России питомника спаниелей. Он лично привез из Великобритании черного кокер-спаниеля по кличке Даш, ставшего родоначальником российской ветви породы. Потомком Даша был Джой – любимая собака цесаревича Алексея.

(материал фотографии с сайта http://cabinet-auction.com/auction/war18/116/)

Рита  Мартин

Жизнь императора Николая II в фотографиях АРТЕМ ЛЕВЧЕНКО | 19 МАЯ 2016 Г.

АРТЕМ ЛЕВЧЕНКО |

Сегодня – очередная годовщина со дня рождения последнего русского императора – святого страстотерпца Николая II.
Жизнь императора Николая II в фотографиях

Collapse )

Ники. 1870 г.

1871 г.

1871 г.

С матерью, Цесаревной Марией Феодоровной. 1868 г.

С матерью, Цесаревной Марией Феодоровной. 1868 г.

С матерью, Цесаревной Марией Феодоровной. 1868-1869 г

Collapse )

Николай с отцом, Цесаревичем Александром Александровичем, и матерью, Цесаревной Марией Феодоровной. 1870 г.

1871 г.

1871 г.

1871 г.

1871 г.

Ники и Жоржик. 1873 г.

1873 г.

1874 г.

1874 г.

1874 г.

1874 г.

1875 г.

1875 г.

1875 г.

1875 г.

Николай, Геогий, Ксения. 1877 г.

Николай, Георгий, Ксения. 1877 г.

1876 г.

1876 г.

Николай и Георгий. 1877 г.

Николай и Георгий. 1877 г.

1877 г.

1877 г.

1878 г.

1878 г.

1880 г.

1880 г.

1881-1882-гг.

1881-1882 гг.

1881 г.

1881 г.

1881 г.

1881 г.

http://www.pravmir.ru/zhizn-imperatora-nikolaya-ii-v-portretax-2/
France Cléo de Mérode Ballerina Dancer C

Жизнь императора Николая II в фотографиях

1881 г.

1881 г.

Михаил, Ксения, Георгий и Николай. 1876 г.

Михаил, Ксения, Георгий и Николай. 1886 г.

1890 г.

1890 г.

Императрица Мария Феодоровна с сыном Цесаревичем Николаем Александровичем. 1890 г.

Императрица Мария Феодоровна с сыном Цесаревичем Николаем Александровичем. 1890 г.

Цесаревич Николай Александрович. 1891 г.

Цесаревич Николай Александрович. 1891 г.

Цесаревич охотится на леопарда в Индии. 1891 г.

Цесаревич охотится на леопарда в Индии. 1891 г.

Наследник Цесаревич в г. Нагасаки в коляске-рикше 1891 г.

Наследник Цесаревич в г. Нагасаки в коляске-рикше. 1891 г.

Цесаревич Николай в гостях у королевской семьи в Греции. 1890 г.

Цесаревич Николай в гостях у королевской семьи в Греции. 1890 г.

Помолвка Цесаревича Николая Александровича с Алисой Гессенской в Кобурге. 1894 г.

Помолвка Цесаревича Николая Александровича с Алисой Гессенской в Кобурге. 1894 г.

Короноция. 1896 г.

Коронация. 1896 г.

Короноция. 1896 г.

Коронация. 1896 г.

Визит императорской четы в Париж в 1896 году

Визит императорской четы в Париж в 1896 году

Николай II с Александрой Федоровной и дочерью Ольгой.

Николай II с Александрой Федоровной и дочерью Ольгой.

Николай II на костюмированном балу. 1903 г.

Николай II на костюмированном балу. 1903 г.

Император Николай II на теннисном корте. 1912 г.

Император Николай II на теннисном корте. 1912 г.


http://www.pravmir.ru/zhizn-imperatora-nikolaya-ii-v-portretax-2/

Ретро

Жизнь императора Николая II в фотографиях

Collapse )

Испытание плуга в присутствии Императора Николая II.

Испытание плуга в присутствии Императора Николая II.

Николай II посещает крымско-караимскую кенассу (синагогу) в Евпатории в 1916 году

Николай II посещает крымско-караимскую кенассу (синагогу) в Евпатории в 1916 году

В Императорском вагоне. Николай II, императрица Александра Федоровна и цесаревич Алексей (весна 1916 года).

В Императорском вагоне. Николай II, императрица Александра Федоровна и цесаревич Алексей (весна 1916 года).

Генерал Брусилов и Николай II. 1915

Генерал Брусилов и Николай II. 1915

Царская Ставка. 1915 год

Царская Ставка. 1915 год

Император Николай II разгребает снег в парке Царского Села, куда он был помещен после февраля 1917 г.

Император Николай II разгребает снег в парке Царского Села, куда он был помещен после февраля 1917 г.

В ссылке в Тобольске

В ссылке в Тобольске

http://www.pravmir.ru/zhizn-imperatora-nikolaya-ii-v-portretax-2/
Винтаж

Пророчества старцев о последнем Императоре

(Рассказ Игумена Серафима Путятина, 1920 г.)

СОВРЕМЕННАЯ великая подвижница-прозорливица, Саровская Прасковья Ивановна, жившая последние годы жизни в Дивееве, а до сего несколько десятков лет в лесу, начавшая свои подвиги ещё при жизни преподобного Серафима, та, которая предсказала Государю и Государыне за год рождение сына, но «не на радость, а на скорбь родится этот царственный птенчик», невинная и святая кровь которого будет вопиять на Небо. Она в последние дни земной жизни в своих условных, но ясных поступках и словах предсказывала надвигающуюся на Россию грозу. Портреты Царя, Царицы и Семьи она ставила в передний угол с иконами и молилась на них наравне с иконами, взывая: «Святые Царственные Мученики, молите Бога о нас».

В 1915 году, в августе, я приезжал с фронта в Москву, а затем в Саров и Дивеево, где сам лично в этом убедился. Помню, как я служил Литургию в праздник Успения Божией Матери в Дивееве, а затем прямо из церкви зашёл к старице Прасковье Ивановне, пробыв у неё больше часа, внимательно слушая её грядущие грозные предсказания, хотя выражаемые притчами, но все мы с её келейницей хорошо понимали и расшифровывали неясное. Многое она мне тогда открыла, которое я тогда понимал не так, как нужно было, в совершающихся мировых событиях. Она мне ещё тогда сказала, что войну затеяли наши враги с целью свергнуть Царя и разорвать Россию на части. За кого сражались и на кого надеялись, те нам изменят и будут радоваться нашему горю, но радость их будет ненадолго, ибо и у самих будет то же горе.

Прозорливица при мне несколько раз целовала портреты Царя и семьи, ставила их с иконами, молясь им как святым мученикам. Потом горько заплакала. Эти иносказательные поступки понимались мною тогда, как переживаемые великие скорби Царя и Семьи, связанные с войной, ибо хотя они не были растерзаны гранатой и ранены свинцовой пулей, но их любящие сердца были истерзаны беспримерными скорбями и истекали кровью. Они были действительно бескровные мученики. Как Божия Матерь не была изъязвлена орудиями пытки, но при виде страдания Своего Божественного Сына, по слову праведного Симеона, в сердце ей прошло оружие. Затем старица взяла иконки Умиления Божией Матери, пред которой скончался преподобный Серафим, заочно благословила Государя и Семью, передала их мне и просила переслать. Благословила она иконки Государю, Государыне, Цесаревичу, Великим Княжнам Ольге, Татьяне, Марии и Анастасии, Великой Княгине Елисавете Феодоровне и А. А. Вырубовой. Просил я благословить иконку Великому Князю Николаю Николаевичу, она благословила, но не Умиления Божией Матери, а преподобного Серафима. Больше никому иконок не благословила, хотя я даже сам просил для некоторых, но мои просьбы не повлияли, так как она действовала самостоятельно. Иконки были тотчас же посланы по принадлежности, где и были получены своевременно. После этого я пробыл в Дивееве ещё несколько дней, по желанию старицы ежедневно ходя к ней, поучаясь от неё высокой духовной мудрости и запечатлевая в сердце своём многое, тогда мне ещё непонятное. Только теперь мне представляется более ясным, как Богом было открыто этой праведнице всё грядущее грозное испытание уклонившемуся от Истины русскому народу. Непонятно было для меня тогда, почему всем, кроме Великого Князя Николая Николаевича иконки не преподобного Серафима, а Умиления Божией Матери, пред которой скончался преподобный Серафим. В настоящее время для меня это ясно: она знала, что все они кончат жизнь кончиной праведников-мучеников. Целуя портреты Царя и Семьи, прозорливица говорила, что это её родные, милые, с которыми скоро будет вместе жить. И это предсказание исполнилось. Она через месяц скончалась, перейдя в вечность, а ныне вместе с Царственными Мучениками живёт в небесном тихом пристанище".

Collapse )


50819151 (423x52, 8Kb)
Сон митрополита Макария

Вскоре после революции 1917 г митрополиту Московскому Макарию, беззаконно удаленному с кафедры Временным правительством, мужу поистине «яко единому от древних», было видение: «Вижу я,— так рассказывает он,— поле, по тропинке идет Спаситель. Я — за Ним, и все твержу: «Господи, иду за Тобой!» — а Он, оборачиваясь ко мне, все отвечает: «Иди за Мной!» Наконец, подошли мы к громадной арке, разукрашенной цветами. На пороге арки Спаситель обернулся ко мне и вновь сказал: «Иди за Мной!» — и вошел в чудный сад, а я остался на пороге и проснулся. Заснувши вскоре, я вижу себя стоящим в той же арке, а за нею со Спасителем стоит Государь Николай Александрович. Спаситель говорит Государю: «Видишь, в Моих руках две чаши. Вот эта — горькая, для твоего народа, а другая, сладкая, для тебя». Государь падает на колени и долго молит Господа дать ему выпить горькую чашу вместо его народа. Господь долго не соглашался, а Государь все неотступно молил. Тогда Спаситель вынул из горькой чаши большой раскаленный уголь и положил его Государю на ладонь. Государь начал перекладывать уголь с ладони на ладонь и в то же время телом стал просветляться, пока не стал весь пресветлый, как светлый дух. На этом я опять проснулся. Заснув вторично, я вижу громадное поле, покрытое цветами. Стоит среди поля Государь, окруженный множеством народа, и своими руками раздает ему манну. Незримый голос в это время говорит: «Государь взял вину русского народа на себя, и русский народ прощен». В чем тайна силы молитвы Государя? В вере в Господа и в любви к врагам. Не за эту ли веру Сын Божий обещал такую силу молитвы, которая может двигать горами? И сегодня мы снова и снова размышляем о последнем напоминании святого Царя: «Зло, которое в мире, будет еще сильней, но не зло победит, а любовь».

50819151 (423x52, 8Kb)
Пророчество преподобного Серафима Саровского и о. Митрофана Сребрянского

Особое место среди пророчеств преподобного Серафима Саровского занимает пророчество о будущем Царе-мученике.   «Того Царя, который меня прославит,— говорит преподобный Серафим,— и я прославлю».    Это пророчество начало исполняться в 1903 г при прославлении преподобного Серафима, когда Государь написал: «Немедленно прославить».    Помним мы предсказание Преподобного о том, что будут великое торжество и радость, когда Царская фамилия приедет, и среди лета воспоют Пасху, предсказание, которое заканчивается скорбным изображением грядущих испытаний России: «А что после будет — ангелы не будут успевать принимать души».   Царская семья действительно посетила Саров и Дивеево в дни открытия мощей преподобного в 1903 г.     Государь с архиереями нес раку со святыми мощами, и народ пел в великой радости Пасху.    И вторая часть предсказания после этого скоро стала реальностью.

В подтверждение истинности сказанного, приведем благодатное откровение о. Митрофана Сребрянского, духовника преподобно-мученицы Великой Княгини Елизаветы, записанное в его дневнике.   Перед началом февральской революции о. Митрофан видел предутренний сон, который сильно взволновал его.   Придя в церковь в большом волнении, он попросил позвать к нему в алтарь м. Елизавету.    Вот их диалог:

— Матушка, я так сильно взволнован только что виденным мною сном, что не могу сразу начать служение Литургии. Может быть, рассказав его Вам, я смогу несколько успокоиться.     Я видел во сне четыре картины, сменяющиеся одна за другой.    На первой я видел горящую церковь, которая горела и рушилась.    На второй картине я видел в траурной рамке Вашу сестру Императрицу Александру, но затем из краев этой рамки стали вырастать ростки, и белые лилии покрыли изображение Императрицы. Затем на третьей картине я видел Архангела Михаила с огненным мечом в руках.    Эта картина сменилась, и я увидел молящегося на камне преподобного Серафима.

Выслушав этот рассказ, м. Елизавета сказала:

— Вы видели, батюшка, сон, а я Вам расскажу его значение.    В ближайшее время наступят события, от которых сильно пострадает наша Русская Церковь, которую Вы видели горящей и гибнущей.   На второй картине — портрет моей сестры.    Белые лилии, заполнившие портрет, говорят о том, что жизнь ее будет покрыта славой мученической кончины.    Третья картина — Архангел Михаил с огненным мечом — говорит о том, что Россию ожидают большие бедствия.    Четвертая картина — молящийся на камне преподобный Серафим — обещает России особую молитвенную защиту преподобного Серафима».
50819151 (423x52, 8Kb)

Пророчество монаха Авеля

(выдержки из статьи - http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_10375/ )

Монах Авель жил во второй половине ХVIII-го века и в первой XIX-го. О нем в исторических материалах сохранилось свидетельство, как о прозорливце предсказавшем крупные государственные события своего времени. Между прочим, он за десять лет до нашествия французов предсказал занятие ими Москвы. За это предсказание и за многие другие монах Авель поплатился тюремным заключением.  За всю свою долгую жизнь, — он жил более 80 лет, — Авель просидел за предсказания в тюрьме 21 год.

Во дни Александра 1-го он в Соловецкой тюрьме просидел более 10 лет. Его знали: Екатерина II, Павел I, Александр I и Николай I. Они — то заключали его в тюрьму за предсказания, то вновь освобождали, желая узнать будущее.

В статье «Таинственное в жизни Государя Императора Николая II-го» ее автор А. Д. Хмелевский писал: «Императору Павлу I Петровичу монах-прозорливец Авель сделал предсказание «о судьбах державы Российской», включительно до правнука его, каковым и являлся Император Николай II. Это пророческое предсказание было вложено в конверт с наложением личной печати Императора Павла I и с его собственноручной надписью: «Вскрыть потомку нашему в столетний день моей кончины». Документ хранился в особой комнате Гатчинского дворца. Все Государи знали об этом, но никто не дерзнул нарушить волю предка. 11 марта 1901 года, когда, исполнилось 100 лет согласно завещанию, Император Николай II с министром двора и лицами свиты прибыл в Гатчинский дворец и, после панихиды по Императору Павлу, вскрыл пакет, откуда он и узнал свою тернистую судьбу.   Об этом пишущий эти строки знал еще в 1905 году».   Сведения о монахе-провидце Авеле приводит С. А. Нилус, ссылаясь на рассказ отца Н. в Оптиной Пустыни 36 июня 1909 г.: «Во дни великой Екатерины в Соловецком монастыре жил-был монах высокой жизни. Звали его Авель. Был он прозорлив, а нравом отличался простейшим, и потому что открывалось его духовному оку, то он и объявлял во всеуслышание, не заботясь о последствиях.  Пришел час и стал он пророчествовать: пройдет, мол, такое-то время, и помрет Царица, — и смертью даже указал какою.  Как ни далеки Соловки были от Питера, а дошло все-таки вскорости Авелево слово до Тайной канцелярии. Запрос к настоятелю, а настоятель, недолго думая, Авеля — в сани и в Питер; — а в Питере разговор короткий: взяли да и засадили пророка в крепость... Когда исполнилось в точности Авелево пророчество и узнал о нем новый Государь, Павел Петрович, то, вскоре по восшествии своем на престол, повелел представить Авеля пред свои царские очи.   Вывели Авеля из крепости и повели к Царю.

— Твоя, — говорит Царь, — вышла правда. Я тебя милую. Теперь скажи: что ждет меня и мое царствование?

— Эх, Батюшка-Царь! — покачал головой Авель. — Почто себе печаль предречь меня понуждаешь? Коротко будет царствование твое, и вижу я, грешный, лютый конец твой. На Софрония Иерусалимского от неверных слуг мученическую кончину приемлешь, в опочивальне своей удушен будешь злодеями, коих греешь ты на царственной груди своей. В Страстную Субботу погребут тебя... Они же, злодеи сии, стремясь оправдать свой великий грех цареубийства, возгласят тебя безумным, будут поносить добрую память твою... Но народ русский правдивой душой своей поймет и оценит тебя и к гробнице твоей понесет скорби свои, прося твоего заступничества и умягчения сердец неправедных и жестоких. Число лет твоих подобно счету букв изречения на фронтоне твоего замка, в коем воистину обетование и о Царственном Доме твоем: «Дому сему подобает твердыня Господня долготу дней»...

— О сем ты прав, — изрек Император Павел Петрович. — Девиз сей получил я в особом откровении, совместно с повелением воздвигнуть Собор во имя Святого Архистратига Михаила, где ныне воздвигнут Михайловский замок. Вождю небесных Воинств посвятил и замок, и церковь...

— Зрю в нем преждевременную гробницу твою, Благоверный Государь. И резиденцией потомков твоих, как мыслишь, он не будет. О судьбе же Державы Российской было в молитве откровение мне о трех лютых игах: татарском, польском и грядущем еще — жидовском.

— Что? Святая Русь под игом жидовским? Не быть сему во веки! — гневно нахмурился Император Павел Петрович. — Пустое болтаешь, черноризец...

— А где татары, Ваше Императорское Величество? Где поляки? И с игом жидовским то же будет. О том не печалься, батюшка-Царь: христоубийцы понесут свое...

— Что ждет преемника моего, Цесаревича Александра?

— Француз Москву при нем спалит, а он Париж у чего заберет и Благословенным наречется. Но тяжек покажется ему венец царский, и подвиг царского служения заменит он подвигом поста и молитвы и праведным будет в очах Божиих...

— А кто наследует Императору Александру?

— Сын твой Николай...

— Как? У Александра не будет сына. Тогда Цесаревич Константин...

— Константин царствовать не восхочет, памятуя судьбу твою... Начало же царствования сына твоего Николая бунтом вольтерьянским зачнется, и сие будет семя злотворное, семя пагубное для России, кабы не благодать Божия, Россию покрывающая.

Через сто лет после того оскудеет Дом Пресвятыя Богородицы, в мерзость запустения Держава Российская обратится.

— После сына моего Николая на Престоле российском кто будет?

— Внук твой, Александр Вторый, Царем-Освободителем преднареченный.  Твой замысел исполнит — крестьян освободит, а потом турок побьет и славянам тоже свободу даст от ига неверного. Не простят жиды ему великих деяний, охоту на него начнут, убьют среди дня ясного, в столице верноподданной отщепенскими руками. Как и ты, подвиг служения своего запечатлеет он кровью царственною...

— Тогда-то и начнется тобою реченное иго жидовское?

— Нет еще. Царю-Освободителю наследует Царь-Миротворец, сын его, а твой правнук, Александр Третий. Славно будет царствование его. Осадит крамолу окаянную, мир и порядок наведет он.

— Кому передаст он наследие царское?

— Николаю Второму — Святому Царю, Иову Многострадальному подобному.

  Будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную. О нем свидетельствует Писание: псалмы 90,10 и 20 открыли мне всю судьбу его. На венок терновый сменит он венец царский, предан будет народом своим, как некогда Сын Божий. Искупитель будет, искупит собой народ свой – бескровной жертве подобно. Война будет, великая война, мировая... По воздуху люди, как птицы летать будут, под водою, как рыбы плавать, серою зловонной друг друга истреблять начнут. Измена же будет расти и умножаться. Накануне победы рухнет Трон Царский. Кровь и слезы напоят сырую землю. Многие потомки Твои убелят одежду кровию Агнца такожде.  Мужик с топором возьмет в безумии власть, но и сам опосля  восплачется.  Наступит воистину казнь египетская...

Горько зарыдал прорицатель Авель и сквозь слезы тихо продолжал: "Кровь и слезы напоят сырую землю. Кровавые реки потекут. Брат на брата восстанет. И паки: огнь, меч, нашествие иноплеменников и враг внутренний власть безбожная, будет жид скорпионом бичевать землю русскую, грабить святыни её, закрывать церкви Божии, казнить лучших людей русских. Сие есть попущение Божие, гнев Господень за отречение России от своего Богопомазанника. А то ли еще будет! Ангел Господень изливает новые чаши бедствий, чтобы люди в разум пришли. Две войны одна горше другой будут. Новый Батый на Западе поднимет руку. Народ промеж огня и пламени. Но от лица земли не истребится, яко довлеет ему молитва умученного царя".


"Уже ли сие есть кончина Державы Российской и несть и не будет спасения?" - вопросил Павел Петрович.


"Невозможное человеком, возможно Богу, - ответствовал Авель, - Бог медлит с помощью, но сказано, что подаст ее вскоре и воздвигнет рог спасения русского".
Далее – пророчество о будущем царе.

И восстанет в изгнании из дома твоего князь великий, стоящий за сынов народа своего.   Сей будет избранник Божий, и на главе его благословение. Он будет един и всем понятен, его учует самое сердце русское.   Облик его будет державен и светел, и никто же речет: «Царь здесь или там», но «это он».   Воля народная покорится милости Божией, и он сам подтвердит свое признание…   Имя его троекратно суждено в истории Российской (примечание: Михаил).
( из книги «Житие преподобного Авеля прорицателя», издание Свято-Троицкого Ново - Голутвина монастыря, 1995г., стр. 42-45).

– Велика будет потом Россия, сбросив иго жидовское, – предсказал монах Авель далее. – Вернется к истокам древней жизни своей, ко временам Равноапостольного, уму-разуму научится бедою кровавою [кровавым бичом жидовского ига!].  Свершатся надежды русские: на Софии в Цареграде воссияет крест православный.  Дымом фимиама и молитв наполнится и процветет, аки крин небесный.  Великая судьба предназначена России.

[*От того враги Бога так ненавидят все русское; все, что связано Россией; все, что напоминает о ее прошлом и грядущем величии!  От того и не должны забывать русские своего предназначения, своего служения Богу!  От того и вредны рассуждения о вреде русского национализма.   Естественно, имеется в виду такой национализм, который во главу угла ставит выполнение воли Божией, а это служение Богу, Царю – Помазаннику Его и Отечеству Богоизбранного Русского Народа; такой национализм, который обязывает русского националиста не угнетать другие народы, а помогать этим другим народам спасаться, указывая путь истинной Веры.] pokaianie.ru›Архив форума›3/16].

— Ты говоришь, что иго жидовское нависнет над моей Россией лет через сто.

Прадед мой, Петр Великий, о судьбе моей рек то же, что и ты. Почитаю и я за благо со всем, что ныне прорек мне о потомке моем Николае Втором предварить его, дабы пред ним открылась картина судеб. Да ведает праправнук свой крестный путь, славу страстей и долготерпения своего...

Запечатлей же, преподобный отец, реченное тобою, изложи все письменно, я же вложу предсказание твое в нарочитый ларец, положу мою печать, и до праправнука моего, писание твое будет нерушимо храниться здесь, в кабинете Гатчинского дворца моего.

Иди, Авель, и молись неустанно в келии своей о мне, Роде моем и счастье нашей Державы.

И, вложив представленное писание Авелево в конверт, на оном собственноручно начертать соизволил: «Вскрыть Потомку Нашему в столетний день Моей кончины».

11-го марта 1901 года, в столетнюю годовщину мученической кончины державного прапрадеда своего блаженной памяти Императора Павла Петровича, после заупокойной литургии в Петропавловском соборе у его гробницы, Государь Император Николай Александрович в сопровождении министра Императорского двора генерал-адъютанта барона Фредерикса (вскоре пожалованного графским титулом) и других лиц Свиты, изволил прибыть в Гатчинский дворец для исполнения воли своего в Бозе почивающего предка. Умилительна была панихида. Петропавловский собор был полон молящихся.

Не только сверкало здесь шитье мундиров, присутствовали не только сановные, лица. Тут были во множестве и мужицкие сермяги, и простые платки» а гробница Императора Павла Петровича была вся в свечах и живых цветах.

Эти свечи, эти цветы были от верующих в чудесную помощь и предстательство почившего Царя за потомков своих и весь народ русский. Воочию сбылось предсказание вещего Авеля, что народ будет особо чтить память Царя-Мученика и притекать будет к Гробнице Его, прося заступничества, прося о смягчении сердец неправедных и жестоких.

Государь Император вскрыл ларец и несколько раз прочитал сказание Авеля Вещего о судьбе своей и России.   Он уже знал свою терновую судьбу, знал, что недаром родился в день Иова Многострадального.   Знал, как много придется ему вынести на своих державных плечах, знал про близ грядущие кровавые войны, смуту и великие потрясения Государства Российского.   Его сердце чуяло и тот проклятый черный год, когда он будет обманут, предан и оставлен всеми...»

Это и другие предсказания, несомненно, предопределили, поведение Николая II вплоть до мученическом конца, который он предвидел. Французский посол при Русском Дворе Морис Палеолог писал: «Это было в 1909-м году. Однажды Столыпин предлагает Государю важную меру внутренней политики. Задумчиво выслушав его, Николай II делает движение скептическое, беззаботное, — движение, которое как бы говорит: «Это ли, или что другое, не все равно??»

Наконец, он говорит тоном глубокой грусти:
—Мне, Петр Аркадьевич, не удается ничего из того, что я предпринимаю.
Столыпин протестует. Тогда Царь у него спрашивает:
— Читали ли вы жития Святых?
— Да, по крайней мере, частью, так как, если не ошибаюсь, этот труд содержит около двадцати томов.
— Знаете ли вы также, когда день моего рождения?
— Разве я мог бы его не знать? — 6-го мая.
— А какого Святого праздник в этот день?
— Простите, Государь, не помню!
— Иова Многострадального.
— Слава Богу! Царствование Вашего Величества завершается со славой, так как Иов, смиренно претерпев самые ужасные испытания, был вознагражден благословением Божиим и благополучием.
— Нет, поверьте мне, Петр Аркадьевич, у меня более, чем предчувствие, у меня в этом глубокая уверенность: я обречен на страшные испытания; но я не получу моей награды здесь, на земле. Сколько раз применял я к себе слова Иова: «Ибо ужасное, чего я ужасался, то и постигло меня, и чего я боялся, то и пришло ко мне» (Иов 3, 25).— Сост.

Народная поэзия не исключала действия жидовских сил еще в период Смуты начала XVII века. Обращаясь к нижегородцам, Кузьма Минин говорил: "Освободим мы матушку Москву от нечестивых жидов, Нечестивых жидов, поляков злых!» Протоиерей Сергий Булгаков (зима 1941-1942 гг.): «Еврейство в самом своем низшем вырождении, хищничестве, властолюбии, самомнении и всяческом самоутверждении через посредство большевизма совершило если — в сравнении с татарским игом — и непродолжительное хронологически (хотя четверть века не есть и краткий срок для такого мучительства), то значительнейшее в своих последствиях насилие над Россией и особенно над Св. Русью, которое было попыткой ее духовного и физического удушения.

Пророчества монаха Авеля взято из сайта - http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_10375/ (полный же вариант этих пророчеств можно найти на этом же сайте)

http://nikolaj2.tw1.ru/index.php/chudesa-tsarstvennykh-muchenikov/prorochestva-startsev-o-poslednem-imperatore

Рита  Мартин

Благотворительная деятельность Александры Федоровны

Когда Александра Федоровна оказалась в России, то ее удивляло и озадачивала атмосфера изысканности и неги, в которой прибывала русская аристократия.  Дамы высшего света часто не только не могли обойтись без посторонней помощи в самых обиходных ситуациях, но они и не хотели подобной самостоятельности.  Что же касается рукоделия, то первые же благотворительные базары сразу показали, что многим представительницам именитых дворянских фамилий было проще заказать вещи для базара в Вене или Париже, чем самим что-нибудь стоящее создать.  Что касается Александры Федоровны, то приехав в Россию она не оставила своих давних занятий.  Почти каждый день рукодельничала: шила, вышивала, штопала, показав себя профессиональной мастерицей.

Collapse )

Именно по предложению императрицы «Комиссия помо­щи в работе» начала устраивать летом в деревне ясли для ма­лышей. Императрица же поддержала идею ортопедического института для детей.   Она подробно писала об этом проекте прин­цессе Баттенбергской 17 июня 1902 года, подчеркивая, что «в России не существует ничего подобного.   Этот проект очень интересует меня».   Она испытывала искреннюю радость от то­го, что учреждение было выстроено и поддерживалось в пре­восходном порядке.

Александра Феодоровна проявляла большой интерес к подобного рода деятельности.   Она была подлинным энтузиастом благотворительности.   Ей нравилось придумывать новые схемы и затем во­площать их в жизнь.   Она была весьма практична и тщательно продумывала каждую деталь намечен­ного предприятия.   К тому же она отличалась ши­ротой замыслов и вносила во все элемент личного участия.   Во время дискуссий она сразу же присту­пала к сути дела, давая весьма практичные советы, способные значительно улучшить и дополнить пер­воначальные планы.   Все те, кто знал ее с этой сто­роны, неизменно восхищались глубиной и ясностью ее суждений, а также присущим ей здравым смыс­лом.   Разговаривая о предметах, искренне интере­сующих ее, государыня теряла всю свою застенчи­вость и сразу же предлагала своим единомышлен­никам наиболее простой и удобный способ действий.   Особенную заботу вызывало в ней все, что касалось улучшения благосостояния детей.   Россия в этом плане представляла широкую сферу деятельности, и императрица старалась провести в жизнь как можно больше замыслов.

Еще одной излюбленной идеей императрицы было создание в России школы для нянь и гувернанток.  Она писала в Англию, прося выслать ей правила, с помощью, которых можно было бы «потихоньку начать действовать».   Это заведение она моделировала по образцу школы для нянь, устроенной женой принцa Кристиана в Лондоне.  Невзирая на многочисленные трудности она провела в жизнь и это свое начинание: школа была открыта в Царском Селе в 1905 г. между Гатчинским ш. и  Баболовским парком (Красносельское шоссе, 9).  Императрица регулярно посещала ее, до самых последних дней планировала улучшения и дополнения.  В связи с этими проектами императрица писала принцессе Баттенбергской (17 июня 1902г.) что «все новое — необыкновенно трудно, но и столь же интересно — особенно, когда все берешь под свой контроль.   А это единственный спо­соб довести дело до конца».  Специальные архитектурные журналы сообщали, что здание Школы строится «в англо-саксонском стиле» или «в стиле английских коттеджей».   Об этом заведении также можно прочесть в следующей главе, сейчас же здесь находится школа № 409.

Collapse )

Она ясно осознавала необходимость создания профессиональных школ для девочек и выступила с предложением преобразовать так называемые «патриотические школы» в более современные за­ведения.   Но это оказалось ей не под силу: идея выз­вала целую волну протестов, и официальные чинов­ники, ответственные за эти школы, не сочли нуж­ным вносить туда какие-либо изменения.   Алексан­дра Феодоровна лишь нажила себе врагов среди знатных дам, патронировавших эти школы, кото­рых императрица назвала старомодными и непрактичными.  К этой теме еще раз возвращалась, но так и не успела она воплотить это в жизнь.

Под покровительством Александры Федоровны с самого начала оказались родильные приюты и «дома трудолюбия», где призревались, получая профес­сию, сироты и падшие женщины.   Она хотела учредить такие заве­дения во всех концах России, но не встретила поддержки ни среди сановников, ни среди общества.   Не надеясь больше на обществен­ный отклик, Она стала учреждать заведения Собственными усили­ями и на Собственные средства.

Так в Царском Селе появилась «Школа нянь», а при ней приют для сирот на 50 кроватей (об этом уже сказано было выше).   Там же Она основала и инвалидный дом на 200 человек, предназначенный для солдат-инвалидов.   Кроме того, в Петербурге была учреждена Школа народного искусства, куда принимались девушки со всей России и где они обучались ре­месленным искусствам.   Заинтересованное участие принимала Им­ператрица в делах туберкулезных больных.   Несколько санаториев в Крыму появилось благодаря усилиям Александры Федоровны.   В своей преданности милосердному служению.   Александра Федо­ровна доходила до неслыханного.   Она вместе с Дочерьми посещала туберкулезных больных, причем совершенно бесстрашно подходи­ла и разговаривала с теми, у кого была самая тяжелая форма тубер­кулеза.   У некоторых придворных такая смелость вызвала полуоб­морочное состояние...

Всю свою жизнь Она лично посещала больных, привозила ле­карства, фрукты, цветы, но главное — доброе слово Царицы.   Об этом мало кто знал и, как вспоминала А.А. Вырубова, «Государы­ня запрещала мне говорить об этом».   Милосердное служение Ца­рицы публику занимало мало, а точнее сказать, не интересовало вовсе.    Вот кого Она приняла, как приняла, кому улыбнулась, кому протянула руку, какое выражение было у Нее на лице — подобные темы были первоочередными в мире светских новостей.

Уже в первый год своей русской жизни Александра Федоровна загорелась мыслью устроить большой благотворительный базар, чтобы собрать средства на нужды богоугодных заведений. Заведу­ющий ее канцелярией, граф Н.А. Ламздорф (1860—1906), которого Она хорошо знала еще по Германии, где тот несколько лет воз­главлял российскую миссию в Вюртемберге, посоветовал провести мероприятие в самом центре столице, в Эрмитаже.    Александре Федоровне идея понравилась.   Она сказала о том Ники, и тот сразу же одобрил. Начались приготовления.

Однако у многих в столице новость вызвала явное недовольство.   Возмущались торговцы: их обошли, пригласили организовать тор­говлю какого-то пастора-англичанина, начавшего выписывать мас­су товаров из-за границы.   Недовольны были великосветские дамы — патронессы различных благотворительных организаций: их не на­шли нужным привлечь.   Чины полиции и дворцового ведомства тоже сетовали: такое мероприятие будет проведено рядом с царс­кими покоями в Зимнем дворце, туда бесконтрольно привозят мас­су нераспечатанных ящиков, а вдруг в них спрятана бомба!

Конечно, никто открыто не высказывался, но за кулисами много шушукались и осуждали, осуждали, осуждали.   К началу декабря 1895 года, когда открылся сам базар, столичная публика уже была соответственно настроена.   Народу в залах собралось множество; все горели желанием не столько принять участие в судьбе «бедных сиро­ток» (хотя и покупок много делалось, но большей частью по мелочи), сколько поглазеть на царский выход.   Это было одно из редких за тот год появлений Венценосцев перед своими подданными.   Впечатления столичной элиты отразил в своем дневнике граф В.Н. Ламздорф.

«Появившись вчера на базаре, Их Величества, видимо, произ­вели не очень благоприятное впечатление.    Они, как рассказыва­ют, имели боязливый вид; особенно застенчиво держала себя мо­лодая Государыня; правда, Она вошла в зал величественно, но по­том ограничилась поклонами, которые были слишком подчеркну­тыми и слишком частыми; не произнесла при этом почти ни едино­го слова.   Присутствующие заметили нервные взгляды, которые Ее Величество бросала на потолок. Имелась целая тысяча других при­знаков того, что Она чувствовала себя далеко не свободно.   Руку Она протягивала с некоторой напряженностью; поскольку Она высоко­го роста, рука оказывалась прямо у губ тех дам, которых ей пред­ставляли, и Она лишь предоставляла им поцеловать руку. То не­многое, что Государыня говорила, выглядело жеманно; Она оказа­лась менее красивой, чем на портретах, где Ее лицо изображается овальным, в то время как оно скорее квадратное».  Столичный высший свет вынес свой очередной беспощадный вердикт.

Одна из наиболее ярких страниц в истории российской благотворительности — благотворительные базары.   Обычно они проводились как светские праздники, на которых по высоким ценам продавались изделия, выполненные различными обществами или просто частными лицами, которые хотели помочь бедным, сиротам и бездомным.

на фото Императрица во время посещения одного из благотворительных базаров

Особое внимание российского общества было обращено на борьбу с туберкулезом.    По указу Императора Николая II в С.-Пе­тербурге в 1910 г. была образована Всероссийская лига для борьбы с туберкулезом.    Годовщину ее основания было решено ознаменовать устройством народного Туберкулезного дня.   Эта идея принадлежит Императрице Александре Федоровне.   Проводили его очень широко, по всей стране.   В Петербурге он получил название Дня Белого Цвет­ка и первый раз был устроен 20 апреля 1911 г.     День Белого цветка вызвал такой отклик среди населения, что стал проводиться не ме­нее четырех раз в год.    Цветы были разные, каждый символизиро­вал   какую-то одну проблему.    Букеты из белых ромашек раздавали вдень борьбы с чахоткой, букетики из колосьев ржи — при сборе впользу голодающих крестьян, люди, которые покупали розовые Цветы, помогали сиротам.

Вот как описывает его в своих воспоминаниях Н.В. Саблин: «Императрица организовала 4 больших базара в пользу туберкулезных в 1911, 1912, 1913 и 1914 гг. во время пребывания Царской Семьи на отдыхе в Крыму.   Перед началом акции в районные комитеты развозили заготов­ленные букеты из искусственных ромашек, листовки и памятные жетоны. Курсистки — слушательницы Высших женских курсов и Женского медицинского института забирали букеты и расходи­лись по городу.   Цветы они укладывали в небольшие бело-желтые корзины.   Ленты и заколки продавщиц тоже должны были быть ярких тонов.   Лучше всего сборы шли на трамвайных остановках.

Такие базары принесли массу денег.  Императрица сама работала, рисовала и вышивала для базара и, несмотря на свое некрепкое здоровье, весь день стояла у киоска, окруженная огромной толпой народа.  На базар публика проходила через красиво оформленную арку.  Все утопало в цветах, были разбиты газоны, установлены фонтаны и киоски.  Царский павильон изнутри был декорирован лиловой материей.  Николай II, граф Фредерикс приветствовали всех участников базара.  Александра Федоровна с Алексеем в Царском павильоне,  а Великие княжны в другом павильоне, продавали изделия собственной работы, альбомы, открытки, фотографии, парфюмерию. Все были одеты во все белое. На базаре-празднике играли 2 оркестра и балалаечники.  Весь сбор 24532 рубля.

Организаторы особенно подчеркивали то, что ценен  каждый пятачок. Прейскуранта на букеты не было — каждый давал сколько может, и за копейку, и за рубль полагался одинаковый букет.   Жертвователям, дававшим 5 руб. и более, вручали  памятный  значок.    Отчет о собранных средствах и их использовании печатался в газетах.   В 1911 г. День Белого Цветка прошел по всей России.

В 1912 г. в Дне Белого Цветка участвовали и царские  дети.   Хорошо известна фотография: Августейшие дети в Итальянском дворике белого Ливадийского дворца позируют фотографу фон Ганну «перед тем, как отправиться по улицам Ливадийского имения и дальше шли в город собирать средства на борьбу с чахоткой, как  называли тогда туберкулез.  Многие служащие и жители Ливадии рады были получить маленькую ромашку из рук Великих Княжон, особенно, от Цесаревича Алексея.

Царские дети на празднике Белого Цветка 1913 г.

на празднике Белого Цветка в 1912 г.

на празднике Белого Цветка в 1912 г.

По просьбе и поддержки Императрицы в Петербурге был создан гос. ортопедический институт.  Еще в 1894 г. при Максимилиановской лечебнице работало ортопедическое отделение, руководимое  известным специалистом К.Х. Хорном, у которого была своя частная клиника на Фонтанке.  Посетив ее в янв. 1901 г. Александра Федоровна  и предложила создать государственный ортопедический институт.  Он согласился и подал записку с проектом, состоящего из больницы на 100 коек, приюта для 50 калек и протезной мастерской.  Заведение не только бы объединило бы "стационарную и  амбулаторную клинику, но и служило бы образцом для учреждения и развития других подобных заведений".  В нем предусматривалось также и подготовка врачей-ортопедов.  В этот институт в числе первых пациентов попали пострадавшие при покушении 12 августа 1906 г. на П.А. Столыпина, тогда на его даче на Аптекарском острове взрывом бомбы революционеры убили 30 и ранили 60 человек.

3-х этажное здание заложили 21 сентября 1902г. по проекту придворного архитектора Р.Ф. Мельцера.  Оно строилось в тенистом парке на средства самой Императрицы (истрачено было ок. 1 млн. руб.) и под ее контролем.   Сейчас это здание сохранилось и его можно увидеть в глубине Александровского парка у м. Горьковская в С-Петербурге (рядом у Петропавловской крепости).  Подробно об этом здании и других сохранившихся благотворительных заведениях Александры Федоровны можно прочитать в следующей главе.

Кроме всего перечисленного Царицей-мученицей было основано еще одно благотворительное заведение – «Общество охраны материнства и грудных детей в Царском селе.  Учреждено в 1912 г. С целью оказания в пределах г. Царское Село материальной и медицинской помощи неимущим женщинам во время беременности, родов и всего периода кормления ребенка.  Мысль организации общества, определение цели и его круга деятельности принадлежали Александре Федоровне.  Руководил обществом известный врач, профессор Николай Васильевич Ястребов.   По мысли Государыни был составлен и «временный» устав.  Он назван был так, чтобы изменять его сообразно с выясняющимися обстоятельствами жизни, так как Общество это являлось первым в России, захватывающим для забот весь период материнства, а потому должно было само вырабатывать порядок своей деятельности,не имея прецедента.

В деятельность Общества входило: устраивать врачебные консультации для беременных и кормящих женщин, а также для детей.  Устраивались здесь ясли и дневные приюты для детей до семи лет, с тем чтобы рабочие женщины, оставив там спокойно могли работать; выдача беднейшим матерям приданного для ребенка и необходимых для ухода за ребенком предметов, а в исключительных случаях — пособия вещами и деньгами пока женщина не найдет себе рабочее место. Также помогали приданным и деньгами бедным девушкам г. Царское Село, чтобы они не уклонялись от вступления в законный брак и от материнства, и многое другое входило в деятельность этого общества.

Первым делом общества было реорганизация родильного приюта в Царском Селе.  Был осуществлен ремонт здания, заменено старое оборудование и дополнен медицинский персонал.  Каждая палата теперь имела собственный вход из коридора, устроены изоляционные палаты и лазарет.  Было также выделено помещение для консультаций для матерей и детей, для кипячения молока, его стерилизации и хранения, устроена столовая, квартиры для врачей, акушерок и других служащих были приведены в порядок.  Приют имел 25 кроватей.  Приют находился в г. Царское Село – Павловское ш., д. 14.  Это учреждение являлось первым в России частным родильным приютом.


Использованная литература - 1. Буксгевден С.К. Жизнь и трагедия Александры Федоровны,  Императрицы России: в 2-х томах. - М.: Лепта Книга, Вече, Грифъ, 2012

2. Боханов А.Н. "Святая царица". - М.: Вече, 2006.- 304с., илл.

3. Буксгевден С.К. Венценосная мученица. - М.: Русский Хронографъ, 2010. - 526с.

http://nikolaj2.tw1.ru/index.php/imperatritsa-aleksandra/blagotvoritelnaya-deyatelnost-aleksandry-fedorovny

Ретро

Благотворительные дома Императорской России сегодня

В предыдущей главе было освещено о благотворительных учреждениях, созданных под покровительством Императрицы Александры Федоровны.  Здесь я хочу отразить судьбу 3 из них: 1. гос. Ортопедический институт, что сейчас находится в Александровском парке, 5 в С-Петербурге у м. Горьковская, 2. Школа нянь в Царском Селе по адресу: Красносельское шоссе, 9, сейчас здесь располагается школа № 409, 3. Общество охраны материнства и грудных детей в Царском селе по адресу: Павловское ш., д. 14.

Collapse )

Библиотека сегодня

, большой "холл", где посетители надевали обязательные халаты, ординаторская, три большие отдельные палаты (бывшие ассистентские квартиры) и квартира директора.  Весь 3 этаж был занят палатами - большими общими и маленькими одиночными, меньшего размера.    Затем шли перевязочные, комната врачей и операционные - главная очень большая, в которой, вероятно предполагалось устроить аудиторию, но это не осуществилось.    На 4 этаже помещались сестры и другой низший персонал.

Всюду царил образцовый порядок, все было выкрашено белой краской и уложено белыми торцами.  Этажи были соединены широкими лестницами и лифтом.

этажи и лестничные пролеты сегодня

Дверь лифтовой шахты сегодня

Лестницы соединяли коридоры главного здания с боковым корпусом, в котором помещался гимнастический зал, а над ним очень хорошая, уютная церковь, куда стекались по воскресеньям ходячие больные, а лежачие слушали издали церковную службу через широко раскрытые двери.     В обширном институтском здании имелось три подъезда - амбулаторный, он же хозяйственный, врачебный и для посетителей, а также директорский.

подъезды сегодня

В довольно большом саду было несколько хозяйственных небольших построек, а также особое помещение для "опытных" собак и кроликов и экспериментальная операционная и лаборатория.

Старшим ассистентом состоял русский грек Виктор Викентьевич Дуранте.  На нем, в сущности, и держался весь порядок в институте, и им же определялись добрые отношения, царившие среди персонала... все серьезные операции делал Вреден, а Дуранте лишь ассистировал.     Работал там и Владимир Александрович Бетехтин... под его непосредственным наблюдением изготовлялись аппараты для наследника, и Бетехтин сам их примеривал, сопровождая Вредена во дворец.


http://nikolaj2.tw1.ru/index.php/imperatritsa-aleksandra/blagotvoritelnye-doma-imperatorskoj-rossii-segodnya

Рита  Мартин

Благотворительные дома Императорской России сегодня

В довольно большом саду было несколько хозяйственных небольших построек, а также особое помещение для "опытных" собак и кроликов и экспериментальная операционная и лаборатория.

Старшим ассистентом состоял русский грек Виктор Викентьевич Дуранте.  На нем, в сущности, и держался весь порядок в институте, и им же определялись добрые отношения, царившие среди персонала... все серьезные операции делал Вреден, а Дуранте лишь ассистировал.     Работал там и Владимир Александрович Бетехтин... под его непосредственным наблюдением изготовлялись аппараты для наследника, и Бетехтин сам их примеривал, сопровождая Вредена во дворец.

Ортопедический институт в Петербурге был в то время почти единственным и, во всяком случае, наилучшим оборудованным специальным лечебным учреждением, поэтому к нам стекались по всей России.  В институте числилось 70 мест, но при желании число кроватей могло быть удвоено (это было во время войны).     Большинство больных лежало бесплатно, также бесплатно производились все операции...  Всегда было много больных детей".

Опять обращусь к блогу Антона Успенского: "Газета "Русский врач" в год открытия института охарактеризовала его как "новый лечебный дворец", где были уютные палаты, максимум на 4 человека, хорошо оснащенные операционные и лаборатории, великолепные условия для восстановительного лечения.    Существовал гимнастический зал с механическими лечебными аппаратами и в подвальном помещении зал водолечения.    У истоков создания Ортопедического Института стоял доктор медицины Карл Хорн.     По его плану вся свободная территория была превращена в сад.    Помимо больничных помещений в здании находились квартира директора и комнаты трех младших ассистентов.    В одном из подсобных строений находилась собственная электростанция, построенная специально для лечебницы.    Фасады здания выложены глазурованным кирпичом берлинской фабрики Шельдта, который и сегодня в отличном состоянии.    Цоколь отделан серым сердобольским гранитом, составляющим легкий контраст декоративным наличникам окон из желтого и зеленого глазурованного кирпича.

Стеклянный фонарь-эркер на одном из боковых крыльев обозначает место бывшей операционной.

Парадная симметричная лестница ведет на второй этаж, охватывая объем лифтовой шахты.

Стены отделаны высококачественной плиткой, сохранился гардероб с полками для головных уборов и оригинальными чугунными вешалками.   Ими пользуются до сих пор, но они находятся под охраной как декоративно-прикладные ценности.

Напольная плитка выпущена знаменитой фирмой «Вилерой и Бох» (Villeroy & Boch), оформившей множество питерских домов и существующей до сих пор.

Collapse )

Второе благотворительное учреждение Государыни, о котором хочу рассказать в этой главе - это Школа нянь в Царском Селе по адресу: Красносельское шоссе, 9, сейчас здесь располагается школа № 409.    Здание было построено в 1904 г. архитектором С.А. Данини.     Школа нянь было облицовано цветной радомской плиткой и черепичной крышей.    Эркеры, резолиты и ряды больших окон улучшали освещенность комнат и использовались в построени главного фасада с несимметричными боковыми звеньями.  Динамичный акцент вносила остроконечная шатровая башня.

здание школы нянь фото нач. XX века


здание школы сегодня

Двухэтажное здание школы обращено фасадом и детскими на юг и разделяется на 3 части, из них в средней помещались: классная, лаборатория, бельевая, квартира начальницы.    Левое коыло принадлежало приюту: здесь помещались детские с относящимися к ним помещениями (теплая стеклянная веранда, ванная, буфетная, прачечная, комната сестры милосердия, аптека).    В правом крыле находились помещения нянь, а также комната для кормилиц.    На 3-м этаже-мансарде находился лазарет для детей и нянь.    Столовая для нянь, кухня, гладильня, детская молочная, кладовая и помещения для прислуги в особой одноэтажной пристройке.    В подвале находились баня, прачечная и центральное отопление.  при школе была устроена своя молочная ферма на 6 коров.

Интерьер кухни фото 1905 г.

Это была образцовая школа - больница. Архитектор Данини смог удовлетворить как санитарным, так и учебным требованиям, показав себя мастером интерьеров. Такое учреждение было новаторским и образцовым по постановке медицинского, учебного и педагогического процессов.

Среди инициатив зодчего заслуживает внимания идея вывода медицинских учреждений из центра города на границы садов и парков.   Все медицинские сооружения, созданные по его проектам, окружены клумбами с цветами, полянками, деревьями, которым отведена своя роль в процессе реабилитации больных.    Эти приемы нашли свое широкое воплощение в середине XX века.

Устроенная по мысли и на средства Александры Федоровны школа нянь была рассчитана на 50 воспитанниц, а состоящий при ней приют на 50 детей.    Директором школы был детский врач, ученик профессора К.А. Раухфуса - Владимир Петрович Герасимович.     В число воспитанниц принимались девицы в возрасте не моложе 16 лет, а в исключительных случаях - молодые женщины.  Воспитанницы принимались на 2 года (этого достаточно, чтобы обучить их теоретическому и практическому уходу за ребенком дошкольного возраста) на полное содержание и получали от школы одежду и учебные пособия.     Годовая плата 360 руб. в год, для лиц неимущих устанавливались бесплатные вакансии и стипендии, преимущественное право на стипендии и бесплатный прием предоставлялись детям воинских чинов, пострадавших на войне.

Воспитание детей - дело сложное и ответственное, требующее специальных знаний и особого призвания.    Судьба подрастающего поколения тесным образом связана с безукоризненным проведением ухода и питания в первые годы жизни ребенка.    Это учреждение и ставила себе целью идти навстречу этим потребностям.    Ввиду серьезности этих задач требования к воспитанницам были высоки.    Это должны были быть здоровые, достаточно сильные и крепкие работоспособные девушки не моложе 16 лет, т.к. няни моложе вряд ли могут пользоваться доверием матери.    Все воспитанницы разделялись на 2 курса, т.е. ежегодно могли оканчивать 25 нянь.    Обучение подразделялось на общее (теоретическое) и специальное.     Центр тяжести лежал на последнем, т.е. на практическом обучении.    С этой целью при школе был устроен образцовый детский приют, приспособленный для 50 детей, в возрасте от рождения до 7 лет.

Каждая воспитанница имела питомца, за которым и ухаживала 2 года обучения.    Теоретический курс имел целью поднять культурный и интеллектуальный уровень воспитанниц, развить в них вкус ко всему хорошему, прекрасному и гармоничному в природе, литературе и жизни.    Поэтому в число предметов были включены природоведение, литература, Закон Божий, начала педагогики, рисование и пение.    При этом было обращено, чтобы няня научилась направлять пытливый ум ребенка к познанию окружающего мира.    Няня должна уметь помочь матери пробудить в ребенке любовь к Богу, обучить его начальным молитвам, любви и пониманию природы.  Специальный курс имел целью сделать работу няни сознательной, проникнутый пониманием, а не механикой.    Он был разделен на 2 года и заключал в себе следующие предметы: анатомию с физиологией, гигиену, оказание первой помощи в несчастных случаях и детские заболевания.   Для развития у воспитанниц любви ко всякому труду помимо ухода за ребенком воспитанницы  исполняли все хозяйственные работы по школе, участвуя во всей школьной жизни (шили, мыли окна, топили печи, участвовали в проверке провизии и т.д.).

Ее Величество придавала большое значение Школе нянь в воспитательном смысле.    Великие княжны часто посещали эту Школу, где они незаметно обучались приемам по уходу за детьми в самом молодом возрасте.  Школа преследовала 2 цели: выпускать хорошо обученных по уходу ха детьми нянь, а также дать приют детям неимущих родителей или сиротам.   Директором школы состояла О. А. Павлова (внучка Пушкина).   Раухфус был врачом-консультантом и председателем попечительского совета школы.   Будучи лейб-педиатором Двора в чине действительного тайного советника, Раухфус общался с императорской семьей и имел возможность лично выдвигать те или иные проекты. Он, несомненно, был главным идеологом этого учреждения.   Содержалась школа всецело на собственные средства Императрицы.

Из дневника Николая II (28 мая 1905 г): "...в 2 1/2 поехали на освящение только что выстроенного здания Школы нянь.    После молебна осмотрели все помещения сверху донизу.    Очень уютно, практично и никакой роскоши.    Заведует школой Раухфус, а строил наш архитектор Данини.   Присутствовало довольно много дам.    Вернулись после 4-х...» .
http://nikolaj2.tw1.ru/index.php/imperatritsa-aleksandra/blagotvoritelnye-doma-imperatorskoj-rossii-segodnya

Винтаж

Благотворительные дома Императорской России сегодня

При большевиках школа была разграблена и упразднена.    Во время Второй мировой воны здание было частично разрушено и в последствии перестроено до неузнаваемости, что изменило его неповторимый архитектурный образ.    Сейчас это 3 этажное здание барачного типа с расположенной здесь школой № 409.

С 1914 по 1917 год здание школы отдано под госпиталь.

С 1917 по 1941 год школа становится санаторием для детей с ослабленным здоровьем.

1941 -1958 год здание школы было разрушено. 1958 году приступили к восстановлению здания, причем облик здания был полностью изменен.

1960 год Открытие школы.  1 сенября 1960 г. в восстановленном здании открылась общеобразовательная восьмилетняя школа №409.

3.  Павловское шоссе 14. Общество охраны материнства и грудных детей в Царском селе (Приют Дрожжиной)

Рядом с дачей Юсуповой (Павловское шоссе, 12) на местах № 3 и 4, также отведенных в 1855 г., первое время находилась дача поручика лейб-гвардии Царскосельского Стрелкового батальона Франца Девиена.  При доме находилисьнадворные службы: конюшня, прачечная,сарай, навозный ящик и отхожее место. Архитектор  сводит их под одну крышу.

К моменту постройки здания под охрану материнства и грудных детей владельцем этого участка земли была М.А. Дрожжина.  В 1905г. 25 сентября здесь было заложено 2-х этажное каменное здание родильного приюта, находившееся в глубине участка.   Живописное здание с мансардным полуэтажом и башенкой расположено  было в глубине парка на месте снесенной деревянной дачи.  Фасады облицованы светлой керамической плиткой.  Арх. Данини  обратился к мотивам романской архитектуры.  Не отказался архитектор и от излюбленного фахверка во фронтонах.

Приют  был образцово оборудован. 8 января 1907 г. «Родильный приют для охраны материнства и грудных детей им. М. А. Дрожжиной» начал принимать рожениц.

Приют был открыт поспешно, без официальной процедуры утверждения его устава властями. Во главе приюта стоял комитет, членом которого была и Дрожжина. Данини занимался всеми финансовыми и хозяйственными делами, главный врач В. А. Бритнев заведовал медицинской частью. Приют был рассчитан на 25 кроватей и при условии содержания рожениц в течение 9 дней позволял принимать 1000 родов в год. В приют круглосуточно бесплатно принимались бедные и малоимущие жительницы Царского Села и окрестностей. Кроме того, два раза в неделю желающие получали бесплатную консультацию гинеколога и бесплатные лекарства. Персонал приюта состоял из 28 человек, включая четырех акушерок (в Дворцовом госпитале их было только две), часть служащих постоянно проживала в приюте. Одна из палат обслуживалась воспитанни¬цами Школы нянь, проходивших в приюте практику.

Родильный дом быстро зарекомендовал себя благодаря образцовой постановке дела и современному оборудованию. Администрации дома пришлось даже требовать при приеме рожениц справки из полиции «о бедности», чтобы иметь возможность отказывать в помощи состоятельным людям.

Здесь была и приютская церковь, устроенная во имя святых покровителей супругов Дрожжиных, была освящена 23 Февраля 1907 г. митрополигом Санкт-Петербургским и Ладожским Антонием (Вадковским) в сослужении с ризничим Александро-Невской Лавры архимандритом Софронием и сонмом местного духовенства.

Помещение церкви, находившееся на втором этаже, прямо под колокольней позволяло вмещать до 300 человек. Снаружи здание было отделано облицовочным кирпичом, а его восточный фасад был увенчан куполом. На звоннице храма находились 5 колоколов (самый большой из которых весил 10 пудов 29,5 фунтов).

До 1941 г. в здании бывшего приюта размещался Детскосельский санаторий для туберкулёзных детей.

С 1945 по 1951 годы в одном из корпусов санатория располагалась городская больница им. Семашко. В 1946 году в г. Пушкин главврачом больницы направляют Рачинского В.Б. С первого дня он возглавляет родильное отделение и одновременно — главный акушер-гинеколог района.

К настоящему времени здание внешне сохранилось (за исключением купола), в помещении церкви находится столовая. Любопытно, что на звоннице до сих пор сохранились деревянные перекладины и скобы для крепления колоколов.

Со стороны Павловского шоссе находится историческая ограда, сооруженная на подпорной стене.

Сейчас в здании располагается стационарный Противотуберкулезный диспансер.  (материал об этом здании взят из - http://tsarselo.ru/content/0/yencik...rozhzhinoi.html )

Источники -

1. Буксгевден С.К. Жизнь и трагедия Александры Федоровны,  Императрицы России: в 2-х томах. - М.: Лепта Книга, Вече, Грифъ, 2012

http://nikolaj2.tw1.ru/index.php/imperatritsa-aleksandra/blagotvoritelnye-doma-imperatorskoj-rossii-segodnya

2. (http://school409.ucoz.ru/) +

3. http://www.tsarselo.ru/content/0/re...l#.Uj7wsMCGgp4+

4. http://a-uspensky.livejournal.com/48771.html

5. http://tsarselo.ru/content/0/yencik...rozhzhinoi.html

Рита  Мартин

СТРАННИК ОДУХОТВОРЕННЫЙ

СТРАННИК ОДУХОТВОРЕННЫЙ
Автор: Сергей ФОМИН


СТРАННИК ОДУХОТВОРЕННЫЙ


Н.П. Богданов-Бельский. Крестьянин.

Путь указавший

Вот уже он и с котомкой,
Путь оглашая лесной
Песней протяжной, негромкой,
Но озорной, озорной.
Николай ГУМИЛЕВ

Collapse )

Карта современного Ярковского района, на которой обозначены все населенные пункты прежнего Тюменского уезда.

Collapse )

«Я ходил на богомолье по разным святым местам, – рассказывал Григорий Ефимович летом 1907 г. одному тобольскому священнику, – прикладывался к святым мощам и чудотворным иконам, бывал у схимников».

Странницы. Фото М.П. Дмитриева.
Странничать Г.Е. Распутин стал после встречи со своим земляком Михаилом Васильевичем Заборовским (1868†1946).
Однажды, в бытность того воспитанником Тобольской духовной семинарии (в 1883-1889 гг.), Григорий Ефимович подвозил его в находившееся неподалеку от слободы Покровской село Гилево, в котором в храме Богоявления Господня священниками служил отец, а до этого дед и прадед седока.

На реке Тобол у села Гилева. Фото С.М. Прокудина-Горского. 1912 г.
В разговоре будущий пастырь сумел пробудить в душе Г.Е. Распутина жажду духовной жизни, к чему – пока еще неосознанно – стремилась и душа самого молодого крестьянина.

Епископ Мелетий (Заборовский)
М.В. Заборовский, окончив учебу в семинарии, женился, стал священником. Овдовев, в 1898 г. принял монашеский постриг с именем Мелетий. В 1908 г. его хиротонисали в епископа.
В последующие годы земляки еще не раз встречались. Завершил свою жизнь Владыка в Харбине в сане митрополита.

Митрополит Мелетий (Заборовский) в последние годы жизни. Харбин

Таков был первый духовный наставник Г.Е. Распутина, путь указавший…
http://www.nashaepoha.ru/?page=obj47150&lang=1&id=6444