Ольга Бойко (pravoslavnaa) wrote,
Ольга Бойко
pravoslavnaa

ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА КАК БЛАГОТВОРИТЕЛЬ И ХУДОЖНИК

ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ

ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА

КАК БЛАГОТВОРИТЕЛЬ И ХУДОЖНИК



vk-01.jpgvk-02.jpgvk-03.jpg

Для нас, скорбных современников конца второго тысячелетия от Рождества Христова личность Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны заслуживает особого внимания. И не только потому, что Она дочь и сестра Императоров России. А прежде всего потому, что Она была удивительной женщиной, значительную часть Своей сознательной жизни посвятившей подвигу благотворительности и милосердия Христа ради.
Вместе с высоким рождением Господь даровал Великой Княгине Ольге Александровне и талант художника. Его Она пронесла через всю жизнь, не растратив и не предав. Как никогда не предавала Великая Княгиня памяти Своих Венценосных Родственников.
Ея Императорское Высочество Великая Княжна Ольга Александровна родилась в Петергофе 1 (14) июня 1882 года и поэтому является единственным "багрянородным" ребенком Государя Императора Александра III. "Багрянородным" называется ребенок, рожденный от Царствующего Императора - от Помазанника Божьего. В древности у греков такого ребенка называли "порфирогенным". В Византии, в первой христианской Империи, этому придавалось особое значение.
При Государе Александре III на всем своем обширном пространстве Империя наслаждалась миром, который царил и в международных отношениях. И хотя будущий Самодержец Всероссийский лично принимал геройское участие в Балканской войне 1877-1878 годов, но называл всякую войну "позором". "Все народы должны устранять свои разногласия без единого выстрела", - говорил Он.
Для России была благодатным примером домашняя жизнь Царя. Для Государя Александра III брачные узы и клятвы были нерушимы. Дети были венцом Его счастья. Он правил немногим более года, когда Императрица Мария Феодоровна разрешилась от бремени дочерью Ольгой в Петергофе. Все колокола в Петергофе заливались радостным звоном. Батарейный гром традиционного салюта из 101 пушечного выстрела с верков Петропавловской крепости огласил счастливую весть в Санкт-Петербурге. И в каждом городе Империи был великий праздник.
Детство Княжны Ольги, хотя и протекало в Императорских Дворцах, было подчинено строжайшей дисциплине и размеренному порядку в почти спартанских условиях. Рассказано много сказочных историй о роскоши быта, который вела Династия Романовых. Несомненно, среди монархий Запада и Востока Русский Императорский Двор был самым блестящим на исходе XIX столетия, но великолепие Императорских гостиных не достигало детских покоев. Царские дети спали на жестких кроватях с твердой плоской подушкой и очень тонким матрасом. Скромный ковер покрывал пол. Стулья с прямыми спинками и плетенными сиденьями, самые обычные столы и этажерки для книг и игрушек составляли всю обстановку. Единственная богатая деталь в Красном углу: серебряный оклад иконы Пресвятой Богородицы унизан жемчугом и другими драгоценными каменьями. Августейшей Бабушкой, супругой Императора Александра II, были введены английские обычаи: по утрам обязательные холодные ванны, овсяная каша на завтрак и неизменная прогулка на свежем воздухе.
Великая Княжна Ольга была единственным ребенком в детских покоях дворца. Её брат Великий Князь Михаил был старше на 4 года. Но это не означало для нее одинокого детства. Два старших брата, Наследник Цесаревич Николай и Великий Князь Георгий, сестра Великая Княжна Ксения и Великий Князь Михаил постоянно бывали в детской и даже задерживались там так долго, что приходилось вмешиваться миссис Франклин, няне младшей Великой Княжны.
Гатчина, отстроенная Царем-Мучеником Павлом, была любимым дворцом Императора-Миротворца Александра. Может быть поэтому Великая Княжна Ольга предпочитала Гатчину всем другим царским резиденциям. Большая часть ее детства прошла именно там. Во дворце было 900 комнат. Он состоял из двух колоссальных прямоугольных корпусов с большими внутренними дворами, соединенными вместе узким большим полукругом в несколько этажей. На крыше главного корпуса было две пятиугольных башни. Перед парадным входом дворца располагался памятник Государю Императору Павлу I.
В галереях дворца хранились замечательные коллекции произведений искусств со всего мiра. В Китайской галерее были выставлены безценные образцы пекинского фарфора и собрание восточных самоцветов, благоприобретенных Августейшими предками. Чесменская галерея служила напоминанием о великой морской победе над турками в Чесменской бухте в 1768 года. На ее стенах были вывешены гобелены и картины, изображающие различные эпизоды славной морской баталии. Царские дети любили проводить свой досуг среди этих уникальных коллекций особенно в пасмурные дни.
"Как же нам было весело там! - рассказывала сыну Великая Княгиня Ольга, - Китайская галерея была идеальна для пряток! Мы укрывались от конующего за огромными китайскими вазами. Там их было так много, некоторые в два раза больше меня. Вероятно, их стоимость была огромна, но мы шалили подле них без всякой опаски. Впрочем, не помню случая, чтобы кто-нибудь из нас разбил хоть одну из этих уникальных ваз".
Каждый уголок в Гатчине говорил о великом прошлом России. Достижения солдат и моряков при Государе Петре Великом, Императрицах Анне, Елизавете и Екатерине Великой, подвиги Благословенного Александра I были увековечены в гобеленах, картинах и гравюрах. В юности Великая Княжна Ольга самым добросовестным образом изучала историю России, и с младых ногтей она впитала неизбывную любовь к своему Отечеству.
Комнаты Царевны Ольги Александровны в Гатчине располагались рядом с рабочим кабинетом Отца-Императора. Часто после завтрака она приходила в кабинет Отца. Но однажды маленькая Княжна забрела в кабинет раньше положенного времени, а заслышав шаги Матери-Императрицы, забралась под стол и сидела там очень тихо вместе с большой овчаркой Камчаткой до тех пор, пока Ее родители не закончили завтрак.
Мой супруг Тихон Николаевич любил пересказывать мне со слов Матери такую историю:
"Отец был для меня всем. Даже совершенно поглощенный делами Он всегда утром уделял мне полчаса внимания. При этом я была совершенно поражена количеством работы, которую Отец выполнял каждый день. Когда я подросла, мои утренние привилегии увеличились. Помню день, когда Отец разрешил мне запечатать один из больших конвертов, из числа многих, которые высокой стопой лежали на Его столе. Сама государева печать была тяжелой. Она была сделана из горного хрусталя и оправлена золотом. Какую гордость и восхищение я чувствовала тем утром! Убеждена, труды Царя самые тяжелые на свете. Кроме аудиенций и дворцовых церемоний Отец каждый день имел дело со множеством бумаг. Это были проекты законов, манифестов, указов и доклады, которые Он вынужден был прочитать, обдумать и наложить соответствующую резолюцию. Были редкие случаи, когда Отец отпирал особый ящик в Своем столе и с глазами, полными искреннего волнения, Он показывал нам Свои "сокровища". Это была коллекция миниатюрных животных, сделанных из фарфора и стекла. А однажды Отец показал мне очень старый альбом, полный захватывающих и забавных рисованных историй, исполненных пером и чернилами, которые повествовали о воображаемом городе Мопсополисе, населенном сказочными существами - мопсами. Он показал мне это по секрету. Была крайне польщена тем, что Он поделился со мной секретами Своего детства".
Очень рано у Великой Княжны Ольги Александровны начал проявляться талант художницы. "Даже во время уроков географии и арифметики мне разрешалось сидеть с карандашом в руке, потому что я лучше слушала, когда рисовала кукурузу или дикие цветы".
В 1894 году на руках святого праведного Иоанна Кронштадтского почил в Бозе Государь Император Александр III - Царь-Миротворец. Великая Княжна Ольга Александровна обожала Своего Отца, мощного, уверенного, повелительного, а в семейном кругу веселого, ласкового и такого уютного. Потеря возлюбленного Отца была для 12-летней девочки первым и жестоким ударом судьбы. А в жизни Ее ожидало еще много тяжелого.
С самого детства Великая Княжна питала любовь к простым русским людям - солдатам и матросам, несшим службу во Дворцах и на императорских яхтах. Позже в своем имении Ольгино в Воронежской губернии Она видела вблизи жизнь народа с его радостями и нуждами. Там Великая Княгиня поддерживала деньгами и прочими вкладами сельскую школу и часто навещала созданный Её попечением деревенский госпиталь. У местного доктора она училась врачеванию и приемам опеки над больными. Столичная жизнь, балы и приемы Ее не интересовали. Душа ее была открыта красотам природы и смыслу народного бытия. С детства Она была увлечена живописью и это осталось с Нею на всю жизнь, куда бы Её ни забрасывала судьба.
Великая Княжна Ольга Александровна с детских лет лично покровительствовала и шефствовала над множеством Богоугодных учреждений и организаций. В основном Она благодетельствовала детским домам, больницам, богадельням, женским курсам. Большую помощь оказывала неимущим талантливым художникам. Многие русские люди, оказавшись в бедственном положении, обращались к Ней лично. Она старалась помочь каждому нуждающемуся, насколько хватало Её личных сил и средств.
Первый брак Великой Княгини Ольги Александровны с Принцем Петром Ольденбургским был неудачен. Брак не повлек за собою рождения семьи с радостями материнства и домашнего уюта. Как-то, будучи на параде в Павловске, Великая Княгиня повстречалась с Николаем Александровичем Куликовским, офицером, служившим в Лейб-гвардии кирасирском Ея Величества полку - "синих" или "гатчинских" кирасиров. Эта встреча оказалась "любовью с первого взгляда". Великая Княгиня, будучи очень прямолинейным человеком, жизненный девиз Которой можно было определить словами "быть, а не казаться", сразу попросила развод с намерением выйти замуж за молодого офицера. Государь же решил, что Она еще молода, жизни не знает и что это вероятно лишь временное увлечение и предложил Ей подождать семь лет. Её старший Брат Государь Николай Александрович, которого Она горячо любила, был для Неё одновременно державным Отцом и Августейшим Покровителем. Она безропотно подчинилась Его решению, смирившись терпеливо ждать семь долгих лет.
Мало известен тот факт, что вся Императорская Семья Романовых кроме трат значительных сумм, предназначавшихся на благотворительные цели, полностью оплачивала обучение детей своих слуг. Великая Княгиня Ольга Александровна рассказывала сыну:
"У меня было около семидесяти человек прислуги в Санкт-Петербурге. Конечно, это считалось довольно-таки скромно для сестры Императора. Но у каждого из них было много детей и все они хотели, чтобы их сыновья учились на докторов или инженеров. Можете представить, какие были на это затраты! Но я не возражала против такого расходования моего личного бюджета. По крайней мере, это приносило пользу".
Её желание помочь нуждающимся было безгранично. Но иногда попадались и непорядочные попрошайки, а Великая Княгиня Ольга Александровна из-за Своей доверчивости попадала в щекотливые ситуации. Спустя годы, Она вспоминала разные подобные случаи, один из которых получил широкую огласку.
Князь Дадиани вечно попадал в житейские переплеты. Чтобы одолеть один из них, он стащил несколько ценных картин из частной галереи и принес их во дворец Великой Княгини Ольги Александровны, умоляя Ее уговорить Брата-Государя купить их для Эрмитажа. Он утверждал, что эти полотна - его семейная реликвия и что ему невыносимо с ними расставаться, но выбора у него нет... Ольге Александровне понравились картины, и она даже уговорила Брата их купить. Но полиция, куда обратился обворованный владелец, выследила похитителя и положила конец басне о семейных ценностях князя Дадиани. Скандал был чудовищный. Слава Богу, проходимца сразу же уволили с Царской службы.
"И наоборот, - рассказывала Великая Княгиня, - те, кого тогда принято было называть "нижними чинами", хранили честь и никогда не попрошайничали. За все годы только однажды, после окончания Царской службы, один моряк перед возвращением домой на Каспийское море попросил меня помочь купить ему рыболовную сеть. Я дала ему денег, и он потом вернул мне все до копейки. Не князья, подобные Дадиани, а такие "нижние чины" были для меня самыми благородными людьми России. Их душевное благородство проистекало из сердца. Они относились ко мне не только как к Великой Княгине и любили меня не ради моего кошелька".
Уже с 1901 года Великая Княгиня стала шефом славного 12-го гусарского Ахтырского полка, единственного в Российской Армии, получившего от Императора Александра I, победителя Наполеона, на знаменитом параде союзников под Парижем в 1814 году право на вечные времена носить свои коричневые доломаны (гусарские мундиры), в которых они прославились в кампании 1813 года.
Полк был расквартирован в Меджибуше со штабом, расположенным в старой турецкой крепости. Летом 1914 года этот армейский полк прибыл на смотр Государя в Царское Село, где блестяще показал себя Императору и прямо оттуда, не заходя к себе в Меджибуш, ушел на фронт, так как в это время внезапно грянула Первая Мiровая война. Н.А.Куликовский добровольно вступил в ряды Ахтырского полка и с ним ушел на Юго-Западный Фронт. А Великая Княгиня, у Которой был известный медицинский опыт еще со времени Ее пребывания в Ольгино, пошла простой сестрой милосердия на тот же участок фронта, в район города Проскурова (ныне - Хмельницк). Только после того, как Великая Княгиня приобрела оперативный опыт, Она стала начальницей госпиталя, который Она оборудовала на Свои личные средства. Все это было в согласии с Ее девизом: "Быть, а не казаться!"
Скромность Великой Княгини Ольги Александровны была просто невероятна для женщины Её положения. Вот эпизод из Её жизни на фронте. Однажды Великая Княгиня посетила Свой полк и, обходя окопы, оказалась под австрийским артиллерийским обстрелом. В те рыцарские времена от сестер милосердия не требовалось быть так близко к линии боев, и Великую Княгиню за проявленную храбрость наградили Георгиевской медалью, которую Ей вручил тогдашний начальник 12-ой кавалерийской дивизии, генерал, барон Карл Густав Маннергейм (впоследствии президент Финляндии). Великая Княгиня считала, что Она ничего героического не сделала и сразу на вручении положила медаль в карман своей кожаной куртки. Лишь по мольбам офицеров Своего полка, уверявших Её, что награждая Шефа полка, награждают и весь полк, Она надела медаль Себе на грудь.
Прошло уже более семи лет с тех пор, как Великая Княгиня Ольга Александровна просила о разводе, и все это время Она терпеливо ждала, будучи уверена, что старший Брат не забудет Её просьбу. Наконец пришло извещение от Государя об аннулировании Её брака с Принцем Петром Ольденбургским. Госпиталь Великой Княгини тогда находился в Киеве, где проживала и Её Мать, вдовствующая Императрица Мария Феодоровна.
4-го ноября 1916 года в госпитальной церкви Великая Княгиня Ольга Александровна обвенчалась с любимым Ею ротмистром Николаем Александровичем Куликовским. На свадьбе присутствовали Ее Мать, вдовствующая Императрица, и Муж Ее Сестры, Великой Княгини Ксении Александровны - по-домашнему Сандро - Великий Князь Александр Михайлович - будущий крестный отец моего супруга Тихона Николаевича. На свадьбу были приглашены также офицеры Ахтырского полка и сестры милосердия госпиталя Великой Княгини Ольги Александровны.
Августейшая сестра милосердия Ольга Александровна была так благодарна Богу за свершившееся долгожданное счастье, что дала обет безстрашно принять все испытания, которые могут встретиться в будущем на Её жизненном пути.
После революции, вдовствующая Императрица с обеими Дочерьми и Их Семьями находилась в Крыму, где у Великой Княгини Ольги Александровны 12 (25) Августа 1917 года родился первенец. Он был крещен Тихоном. Великая Княгиня давно, еще живя в своем имении в Воронежской губернии, где Святитель Тихон Задонский почитался местным святым, дала обет Богу так поименовать первого сына.
В Крыму все члены Императорской Фамилии жили пленниками и весьма тяготились неизвестностью о судьбе Царской Семьи и Великого Князя Михаила Александровича, питаясь неясными новостями, иногда доходившими до них. Фактически все Августейшие узники были приговорены к смерти. И только междоусобная борьба севастопольских и ялтинских "советов" за "честь" исполнения смертного приговора спасли жизнь всем Романовым, проживавшим в Крыму. Препирательство "советских" властей затянулось до прихода в Крым немцев.
Но уже в ноябре 1918 г. Германия проиграла войну, немцы отхлынули, и в Крым пришли белые, а с ними и союзники. Английский король Георг V прислал за своей Тетей военный корабль "H.M.S. Marlboro". Императрица согласилась эвакуироваться из Крыма при условии, что англичане заберут всех российских граждан, высказавших желание уехать за границу. Это условие было принято и исполнено моряками.
Великая Княгиня Ольга Александровна и Её супруг Николай Куликовский отказались тогда покинуть Русскую Землю и решили уехать на тогда еще свободную от большевиков Кубань, в станицу Новоминскую, из которой происходил камер-казак Императрицы Марии Феодоровны, Тимофей Ксенофонтович Ящик, чтобы жить там арендаторами хутора, среди родни этого честного казака. В Новоминской, весною 1919-го года у них родился второй сын Гурий, названный так в честь одного из героев Первой мiровой войны - братьев Панаевых: Бориса, Гурия и Льва, служивших в Ахтырском полку и павших на полях сражений еще в 1914-м году.
Принимая во внимание, что Государь с Семьей, также как и Великий Князь Михаил Александрович и 17 других членов Семьи Романовых были зверски убиты и что на всей территории России из Царской Семьи осталась только одна Великая Княгиня Ольга Александровна, которая была очень популярна среди простых русских людей, так как молва широко разнесла по России Ее инициативу по сооружению больницы и школы в Ольгине, Её искреннюю заботу о раненых солдатах и жертвенный труд в прифронтовых госпиталях во время войны, - возникла идея провозгласить Её Императрицей. Идея эта широко поддерживалась монархическими кругами в Белой Армии. То, что Она была замужем за "простым смертным", старый сенатор граф Гейден считал положительным фактором, принимая во внимание демократические веяния, вызванные революцией. Само собою разумеется, что нечестолюбивая и очень скромная Великая Княгиня Ольга Александровна от такого предложения наотрез отказалась.
Когда красные части подступали к станице Новоминской, Великой Княгине Ольге Александровне с супругом и сыновьями пришлось отправиться в последнее странствование по России. В Ростове их приютил датский консул Фома Николаевич Шютте. От него Великая Княгиня узнала, что Императрица Мария Феодоровна уже в Дании.
После эвакуации на Принкипо около Константинополя семья Ольги Александровны переехала в сильно разрушенный войной Белград в королевстве Сербов, хорватов и словенцев (Югославия). В отель, в котором остановилась Великая Княгиня Ольга Александровна со своими близкими, пришел регент Александр Карагеоргиевич (впоследствии Король Александр I) и предложил для постоянного жительства любое имение на бывших Австро-Венгерских территориях. Но Императрица Мария Феодоровна позвала Дочь в Данию, где Великая Княгиня прожила при Матери-Императрице вплоть до Её смерти в 1928 году.
После этого печального события семья Великой Княгини приобрела ферму в 17-ти километрах от Копенгагена с уютным домом, ставшим центром русской монархической колонии в Дании. Великая Княгиня Ольга Александровна также была в контакте со всем мiром, ведя обширную переписку со старыми друзьями, с офицерами Гвардейского экипажа, конвойцами, кирасирами, ахтырцами, стрелками Императорской Фамилии и многими другими. Тогда же был по-настоящему оценен Её художественный талант. Она выставляла Свои картины не только в Дании, но и в Париже, Лондоне и Берлине. Значительная часть денег, вырученных от продажи полотен, шла на благотворительность. Но иконы, написанные Ею, в продажу никогда не поступали. Она их дарила Христа ради.
Мирная благополучная жизнь Дании прекратилась девятого апреля 1940-го года после захвата ее Германией. В течение пяти лет оккупации Великая Княгиня Ольга Александровна продолжала помогать русским, попавшим в беду в зарубежном изгнании. Несмотря на ограничения рационных карточек и опасность столкновения с оккупантами, с Ее помощью через лагерную проволоку были переданы разные продукты голодающим узникам. 5 мая 1945 года немецкие вооруженные силы сдались союзникам в Голландии, Дании и Северной Германии. Но русским изгнанникам легче не стало. Охота началась с другого конца. И опять Великая Княгиня делает все, что в Ее силах, чтобы помочь несчастным. Получив письмо от казачьего атамана генерала Петра Краснова, которого Великая Княгиня знала лично, Она поехала к своему двоюродному брату Датскому Принцу Акселю - самому выдающемуся и дельному из всей Королевской Семьи. Он обещал помочь, чем сможет, людям, оказавшимся меж двух огней. Но судьба казаков и других русских, выдаваемых советам, была уже давно решена. Беглецы же, являвшиеся к Великой Княгине в единоличном порядке, скрывались в Ее доме, откуда их забирал знакомый датский полицейский и сажал на датские корабли, шедшие в Южную Америку.
Эти дела милосердия и стали причиной переезда семьи Великой Княгини за океан. Советский Союз предъявил датскому правительству ноту, где Великая Княгиня Ольга Александровна и католический датский епископ обвинялись как главные сообщники, помогающие "врагам народа" бежать от "праведного" отмщения. Принимая во внимание шаткое положение самой Дании, наличие советских войск в нескольких километрах от границы и присутствие советских агентов, рыскавших по Дании и похищавших невозвращенцев, было очевидно, что нужно уезжать. Семья Ольги Александровны переехала в Канаду, где была куплена ферма.
Будучи глубоко религиозным человеком Великая Княгиня ощущала красоту природы как одухотворенное творение Божие. Молитва и посещение храма давали ей силы не только преодолевать выпавшие на ее долю новые трудности, но и продолжать рисовать. Этим чувством благодарения Богу были проникнуты не только иконы, созданные Ольгой Александровной, но и ее портреты и натюрморты.
Переехав в 1948 году в Канаду и приобретя небольшую ферму недалеко от Торонто, Великая Княгиня стала обустраивать свой дом, украшая его собственными живописными и художественными работами, что сразу придало ему уютный и родной вид. Как вспоминала Ольга Александровна, "вчера были дети и внуки - ночевали с субботы - гуляли, ели, помогали разбирать 2 ящика на веранде - нашли чашки мои последние с синими анемонами (но блюдечек не нашли). Картины собственного производства повесила по всей лестнице наверх - т.ч. уютно очень стало - все картины из Папиного кабинета. Труднее вешать большие картины, ибо мало стен, т.е. простенок, очень мало окон и дверей, и так как мебели еще нет, и не знаю, что достанем и как будут стоять - не хочу зря вешать картины и портить дырками стены.
Я два дня усиленно рисовала. Я тут плохо рисую - нет своего угла - да и на воздухе тоже дело не лучше!"

http://www.nashaepoha.ru/?page=obj67854&lang=1&id=2443

Tags: Романовы
Subscribe

Posts from This Journal “Романовы” Tag

promo pravoslavnaa january 1, 2017 17:27 3
Buy for 20 tokens
Начало XXI века совпало со знаменательной датой 2000-летия Рождества Христова. Мы современники, которым посчастливилось стать свидетелями такого знаменательного рубежа веков и многих юбилеев, в первую очередь 300-летие основания нашего города. Незаметно летит время, в ушедшем году мы уже отметили…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments